Интервью Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко программе "Шустер LIVE"

  • 1

Шустер С. Господин Президент, Вы сказали, что Республика Беларусь де-факто признает присоединение Крыма к Российской Федерации, де-юре этого не было. Вот де-юре, юридического признания, не было. Что это означает?

Лукашенко А.Г. Юридическое признание (наверное, у нас с вами здесь одинаковые будут подходы и понимание) – это некое формализованное признание, типа договоров, соглашений, каких-то документов и так далее. У нас действительно этого нет ни с Украиной, ни с Россией. И вряд ли будет, и вряд ли это надо будет.

Что касается де-факто... Слава Богу, мне немножко легче сейчас перед той частью Украины, которая этого не приемлет, потому что даже бывшие президенты Украины, мне недавно рассказали о заявлении Леонида Даниловича Кучмы, слово в слово сказали, что де-факто Крым сегодня – не территория Украины, а территория России. То есть фактическое положение дел таково, это безотносительно того, принимаю я это или не принимаю, нравится мне это или нет, хотя я уже сказал по поводу нравится-не нравится, де-факто это территория России.

Шустер С. Но, скажем, одно дело – президенты, другое дело – народ, а большинство народа Украины, я беру на себя эту ответственность сказать, большинство народа считает, что это военный захват территории Украины, который никогда Украина не признает, она никогда не собирается отдавать Крым. Вот такая позиция украинцев сегодня.

Лукашенко А.Г. Савик, а я ведь и не противоречу этому мнению украинцев или какой-то части населения. Так думает не только в Украине какая-то часть. В Беларуси и в самой России определенная часть тоже так полагает. Но сегодня ведь Вы мне задали вопрос не об этом, Вы мне сказали: де-факто Вы признаете, что это территория России? Да, действительно, де-факто это территория России. Более того, практически своими действиями нынешнее руководство Украины признало, что это не их территория. Почему ушли, почему вывели военных оттуда?

Давай так, по-человечески. Почему не сражались, если это ваша земля? Почему не защищали свою землю? Я в страшном сне (не дай бог!) представляю себе, что это могло произойти с Беларусью... Вы знаете, если бы даже наши военные поступили так, как украинские, сидели как мыши под веником на своих базах (это, конечно, трудно представить в Беларуси!), я первый, в одиночку бы пошел воевать.

Я Президент, меня избрал народ именно для этого – чтобы я защищал свою землю. Нет Президента – есть исполняющий обязанности и другие, они должны были защищать свою землю.

Я не хочу, чтобы меня сейчас обвинили в кровожадности и в том, что, знаете, я вот такой человек, который толкает кого-то там на войну. Ну а как иначе, если у тебя отнимают твою землю?

Это было сделано вашим руководством? Нет. Военными это было сделано? Нет. Вы спокойно, сложив лапки, половина сдались, как сейчас украинцы-руководители отмечают, половина спокойно выведена из Крыма. Крым был отдан. Это ли не де-факто признание того, что сегодня Крым – как минимум не территория Украины? Я что, не прав?

Я как Президент, наверное, должен был витиевато, дипломатически как-то отвечать на этот вопрос. Но я Вам отвечаю как гражданин и как Президент Беларуси: если это твоя земля – дороже ничего быть не может, понимаете, ничего! Самолет, танк у тебя отобрали, ”мерседес“, еще что-то – ну и черт с ним, за это воевать не надо. ”Мерседес“ не стоит человеческой жизни, чтобы погибать. Но когда землю твоего государства забирают, гордость у тебя должна быть за свой народ, ответственность за этот кусок земли. Ты же за нее не сражался, ты ушел оттуда, ты де-факто признал или, может быть, даже де-юре, неважно как, признал, что это не твоя земля. Вот это облегчит российскую участь впредь. И всем, кто упрекает сейчас Россию, она может прямо сказать: родные мои, да позвольте, поведение украинских властей и военных в Крыму говорит о том, что это не их земля. И россияне будут правы.

Шустер С. Александр Григорьевич, я могу Вам контраргумент. С точки зрения Украины, то, что говорят руководители нынешние в Украине, что если бы военные оказали сопротивление там, в первые дни захвата Парламента и Правительства, здания Правительства, то российские войска просто блицкригом бы пошли на Киев (как они это сделали в Грузии, когда дошли и остановились на расстоянии 20 километров от Тбилиси). Вот они бы сделали, вот взяли бы Киев с Печерской Лаврой и всë, если бы было оказано сопротивление. вот такая логика.

Лукашенко А.Г. Ну, если недавняя история терпит сослагательное наклонение, пусть будет это в их пользу, пусть они себя этим тешат и успокаивают.

Тогда где эта армия, 250 тысяч человек, украинская армия, которая должна была защищать целостность Украины и не допустить подобных событий самим фактом существования? Поясню. Если они считают, что Россия – агрессор, то самое сильное средство умиротворения агрессора, успокоения его – остановить его там, куда он не должен идти, где он находится. Вот это сильная армия. Вы что думаете, большим секретом было для России, что такой армии нет? А чем занимались, почему армии нет? Мощнейшее государство,  45 миллионов человек! Я же помню все мои разговоры с президентами Украины, кроме Кравчука (как ни странно, самая сильная армия была, наверное, у Кравчука, после распада Советского Союза еще не успели ее развалить). Всех президентов я знаю, и они такие были бойкие, хвастались, что у них такая армия. Я прилетал в аэропорт под Севастополем, в Бельбек, несколько раз там садился, – туча самолетов, говорю: ”Ну, вы богатые люди“. Всё хвастались: ”Мы дадим отпор любому врагу, любому противнику“. Говорят, что в Крыму было сосредоточено максимум 20 тысяч российских военнослужащих, но вначале их было, допустим, 10 тысяч. Они что, на узком перешейке не могли остановить 10 тысяч? Так что же это за государство тогда?

Очень, знаете, плохенькая реакция на то, что ”вот если бы мы выстрелили, то Россия бы 10 тысячами дошла до Киева“.

Если так, тогда не надо и такое государство.

Шустер С. Ну, они бы шли не десятью тысячами, скажем. Вдоль границ было сосредоточено большое количество российских войск, поэтому боялись, что со всех направлений пойдут.

Лукашенко А.Г. Ну а их армия? У России же много зон ответственности. И неправда в отношении украинских границ: у меня на столе лежит карта, и я знаю, сколько сегодня сосредоточено вооруженных сил с обеих сторон, знаю, что там было не больше чем в Крыму. И вы не думайте, что так вот просто: какая-то база – взяли мобилизовались и пошли. Вы, наверное, слышали, что россияне вынуждены были самые боеспособные части с Кавказа, каких-то там людей привлекать для охраны Севастополя, флота? Это же сколько времени надо было, чтобы их перебросить туда? Чем занимались военные и власти Украины?

И потом. И у нас, и у россиян, у любого государства есть силы немедленного реагирования. Приведу пример по Беларуси. Силы немедленного реагирования выдвигаются в нужном направлении в течение суток, они постоянно находятся в боевой готовности. Потом быстрого реагирования (трое, пятеро суток собираются). А потом уже мобилизация идет и части подтягиваются. Так вот мы можем мобилизовать без войск МВД, без спецподразделений до 15 тысяч человек мгновенно. А Украина, такая территория, должна 50 тысяч мобилизовать, плюс спецслужбы, специальные подразделения и так далее. Где они? О чем думали? Они что, не видели уровень современных войн? Это – во-вторых.

И, в-третьих, никогда россияне не позволили бы себе действовать так, как Вы говорите: мол, если бы кто-то сопротивлялся, они из Крыма пошли бы на Киев или с разных направлений. Никогда таких планов не было!

И я Вам больше скажу. Мы говорим о Крыме, признании, непризнании и прочее. Да плевать России на то, что кто-то признает или не признает Крым в ее составе. У них своя логика есть. И логика, надо сказать, железная. Были прецеденты в мировой практике. И от этого никуда не денешься. Вы видите, как себя ведет Запад, как в народе у нас говорят, шелудиво ведет – и туда, и сюда. А Россия выставила очень мощные контраргументы. И, понимаете, Россия никогда, как они заявляют, не двинулась бы в Крым. Никогда! Если бы для этого не было причин или хотя бы повода. Я уже приводил пример. Скажите, зачем в первое время, когда надо было свою власть установить, взять под контроль всю страну, в том числе Крым, после этой революции... Мы сейчас не говорим, хорошо это или плохо, что пришла новая власть. Как когда-то при Ющенко было, но Крым же не оттяпали. Хотя Ющенко никому не нравился, но он занимался тогда конкретным делом. Не хочу его захваливать, но он не схватился сразу и не начал переучивать всех на украинский язык, не стал запрещать русский язык, не стал давить на россиян, русских людей и не только русских – белорусов и так далее. Он этого не сделал, Ющенко, такой же ”оранжевый“, с Майдана! А здесь что началось? Начались практически репрессии.

Как минимум, нынешняя власть подставилась, она дала повод. Поэтому не надо пенять сегодня на зеркало. Вы сами виноваты в том, что произошло в Крыму. Россияне сегодня имеют право говорить: ”Если бы мы не вмешались в Крыму, что было бы с полутора миллионами русских людей?“ У кого есть ответ на этот вопрос?

Поэтому де-факто сегодня Крым – территория России. И это подтвердили украинские власти своими действиями в Крыму. Это самое главное.

Далее, сегодня президенты Украины, которые управляли Украиной не хуже, чем сейчас, признали, что это действительно фактически территория. Спрашивается: а чья территория, если она сегодня не российская? Украинская? Нет. Юридически можно оспаривать, что действительно там нарушена целостность, суверенитет и так далее. Это можно оспаривать. Но фактически – хозяева там сегодня россияне.

Вот что я имел в виду.

Шустер С. Да, правильно. Не надо забывать про крымских татар, про этнических украинцев, которые там есть и составляют примерно 40 процентов, но…

Лукашенко А.Г. Правильно. И это вопрос, который еще может аукнуться России, если она не будет проводить там очень аккуратную, взвешенную, без эйфории политику. Но это опять же другая тема. Поэтому я согласен с тем, о чем Вы говорите. И там татары, насколько я информирован, зашевелились, они собирают свои органы власти. Ведь опасен прецедент – если могли крымчане поставить на референдуме вопрос о суверенитете, какой-то другой вопрос (это же их право), так почему крымские татары не могут сегодня поставить? Могут. И как реагировать потом на это? И не получится ли, что этот небольшой кусок земли на лоскуты поделят?

Поэтому в этом тоже опасность крымского прецедента, именно в самом Крыму.

Но разговор сейчас о другом: Лукашенко сказал, что территория Крыма – это де-факто российская территория, на которой формируются органы власти, введен российский рубль. То есть Россия осуществляет суверенитет на территории данной республики. И никто противостоять и даже противоречить этому не может. Еще раз повторяю: уйдя оттуда, Украина согласилась с этим!

Шустер С. Господин Президент, вот скажите, а с другого бо