Рус
Главная   /  События  /  Архив

Ответы Президента Беларуси Александра Лукашенко на вопросы представителей СМИ 23 марта 2014 г.

23 марта 2014 года

Газета ”Беларусь сегодня“. На прошлых выборах в местные Советы Вы высказали пожелание, чтобы эти Советы и исполнительная власть работали активнее и плотнее непосредственно с населением. Как Вы оцениваете ситуацию сегодня? И какое Вы напутствие хотели бы дать новому составу депутатов?

Лукашенко А.Г. Прежде всего хочу поблагодарить всех депутатов, которые слагают свои полномочия после этих выборов. Где-то чуть меньше половины, по моим данным, сегодня снова баллотируются в депутаты местных Советов. Это тоже неплохо, должна быть определенная преемственность.

По линии работы местных Советов сделано немало – начиная от поддержания в порядке территорий и заканчивая принятием местных бюджетов. Очень большая работа, а самое главное, ответственная. Это нагрузка, притом деньги за нее никто не платит. Ну и, конечно, это дань уважения, поддержка. Это поднимает каждого человека, если избиратели доверяют.

Я очень благодарен депутатам за тот мир, покой и спокойствие, который мы поддерживали, в том числе с их помощью. Они на передовой, лицом к лицу со своими избирателями. Более того, что греха таить, депутаты местных Советов сегодня между двух огней – с одной стороны, вертикаль исполнительной власти, а с другой стороны, население. Исполнительная власть не всегда действует так, как хотели бы депутаты местных Советов. А они выразители интересов своих избирателей. Они непосредственно на местах живут и болеют теми проблемами, которые надо было бы решать, но не всегда для этого есть возможности. Поэтому получается как между молотом и наковальней. Это не так просто: жить с людьми и, пытаясь что-то сделать, видеть, что это сегодня невозможно. Я был в их ”шкуре“ и знаю, что такое быть депутатом местного Совета – очень-очень непростой хлеб. Поэтому стоит их поблагодарить за ту работу, которую они провели в истекшем периоде.

Думаю, в нынешнюю кампанию будут избраны очень конструктивные Советы и избраны абсолютно демократичным образом. В Минске, например, как сказал мэр, вчера даже очереди были на избирательных участках, потому что люди уезжали за город и спешили проголосовать. Это говорит о том, что наши люди политически активны, сознательны, люди болеют за те мир и стабильность, которые должны быть, и надеются на своих депутатов, верят, что эти мир и стабильность будут сохранены.

Поэтому новым депутатам, которые будут избраны, желаю только одного – чтобы они, пообещав своим избирателям, выполнили свои обещания и были ближе к нашему народу. Наш народ того заслуживает!

Телеканал Беларусь-1. Эти выборы можно назвать репетицией перед главными политическими кампаниями – парламентской и президентской. В избирательное законодательство внесены изменения. Надо сказать, что оно стало более либеральным. Ожидаете ли Вы усиления политической конкуренции через год-два?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, если уж в лоб отвечать на Ваш вопрос, политической конкуренции, особенно на президентских выборах, у нас хватало всегда, особенно на последних выборах. Мы до того уже демократизировались, что аж тошнило порой от того, что происходило на экранах телевизоров, в средствах массовой информации, да и на улицах, в аудиториях. Была беспрецедентная открытость и так далее и тому подобное. Чем это закончилось, вы знаете – с одной стороны, мы избрали Президента, а с другой стороны, очень активные демократизаторы попробовали демократизировать нашу Беларусь через лом, кайло какое-то, лопату и так далее. Чем закончилось, тоже известно.

Я всегда говорил, что время нас рассудит. Да, плохо то, что происходит сегодня в нашей Украине и в других государствах. Но мы через призму этих событий оценили то, что было тогда. И, наверное, тот, кто хочет спокойно жить и растить своих детей, оценит это и в будущем.

Поэтому конкуренции хватало. Та либерализация, которая произошла, соответствует нашей жизни.

Да, наверное, в какой-то степени это усилит конкуренцию. Более открытыми, прозрачными будут предстоящие выборы. Но я не думаю, что уж настолько изменилось законодательство, что завтра эти изменения приведут к некоему ”майдану“ в Беларуси, не дай Бог.

Поэтому я не задумывался как-то над тем, что вот изменения внесли в законодательство и завтра это существенным образом отразится на предвыборном процессе. Но то, что выборы будут честными, открытыми, принципиальными и справедливыми, это я вам гарантирую.

Телеканал ОНТ. Сейчас главная мировая новость и тема – это Украина. Мы находимся рядом, и нас, безусловно, волнует, что там происходит. Как Вы относитесь к нынешним властям Украины? Как в целом оцените ситуацию в соседней стране?

Лукашенко А.Г. Скажу вам откровенно: всë, что произошло и происходит в Украине, мне категорически противно и не нравится. По многим причинам. В силу личностных причин – вы знаете, что это не чужая для меня, да и для вас страна, это треть нашего славянского мира. Поэтому я очень болезненно воспринимаю те процессы, которые там происходят.

И когда я говорю о том, что категорически не приемлю то, что произошло и происходит в Украине, говорю это как обычный человек, как гражданин. О человеке-политике скажу позже.

Давайте посмотрим, что произошло в Украине. По-разному это называют – революционный переворот, революция, вооруженный захват власти, неконституционное свержение власти - короче неконституционный процесс. Может это нравиться мне, вам, людям, посвященным в политику? Конечно, нет. Это ненормально, когда таким образом свергают законную власть и устанавливают новую власть.

Что касается пришедших к власти людей (мы пока о причинах не говорим), там есть разные люди: есть профессионалы, есть просто крикуны, как и всегда, везде, особенно, если власть формируется в результате подобных уличных событий и переворотов.

Поэтому у меня отношение к ним разное.

Приведу одну параллель. Я запросил определенные материалы, чтобы не выглядеть дилетантом или человеком, который в свое время поддался советской пропаганде.Некоторые из так называемых политиков, которые сегодня около власти и у власти в Украине, называют себя наследниками Бандеры, УНА-УНСО, Украинской повстанческой армии, организаций украинских националистов, которые действовали до войны. Оказывается, организации украинских националистов, а затем боевой отряд УПА, повстанческая армия, созданы еще в 1929 году на украинском Полесье. Затем они распространили свое влияние на все Полесье, и к концу войны уже боевиков этих организаций у нас действовало до 15 тысяч. Это уже приличная армия, и не одна. Как они себя вели – вы тоже знаете. Приведу только один пример – Хатынь. Да, в советские времена не принято было обсуждать, исследовать: кто там, как? Но потом-то мы разобрались, что грязными делами и не только в Хатыни занимались представители вот этих повстанцев, которые были в свое время сформированы на Украине. Они сожгли на территории Беларуси немало наших людей, в том числе Хатынь. И не только, наверное, Украине тоже хватило. Но больше всего они бесчинствовали на территории Беларуси. И ликвидировали эти банды только в 50-х годах, убрали последних, которые действовали на Полесье уже как одиночки.

Они уничтожили тысячи наших людей! Скажите, если люди, которые сегодня во власти в Украине, ассоциируют себя с этими нелюдями, то какое у нас, белорусов, должно быть к этому отношение, да и не только у белорусов? Соответствующее.

Но я сказал, что во власти в Украине очень разные люди. Там есть профессионалы, нормальные люди, бизнесмены. К одним я отношусь хорошо, к другим – не очень. За ними стоят группы людей. Как бы я к ним не относился, хорошо или плохо, с ними надо выстраивать отношения. Если они, конечно, будут работать во власти в Украине, если останутся политиками. Это определят будущие президентские и парламентские выборы в Украине. Вот кого народ на выборах поддержит, с тем мы и будем выстраивать отношения.

Почему? Потому что это объективно. Украина – наша соседка. Дружественная, даже в личном плане не чужая для меня земля, и моя Украина, и республика. Поэтому мы будем с ними выстраивать отношения. Я неоднократно говорил: товарооборот между нашими странами достиг 7 миллиардов долларов. Это серьезный уровень.

И, конечно, история очень близкая. Я привел отдельные примеры о нелюдях. Но абсолютное большинство украинского народа – наши люди. Они такие же, как мы.

Мне пришлось еще пацаном, в 20-летнем возрасте, когда закончил свой первый вуз, служить в пограничных войсках, в войсках Комитета государственной безопасности, на западной границе. Центр нашего округа был в Киеве. Последний год службы, около того, я служил в отряде инструктором политического отдела. И в силу специфики своей работы (я вел всю комсомольскую работу)  мне пришлось очень часто бывать в своем округе на западной границе, во Львовском пограничном отряде. У нас был Брестский, Львовский, Одесский, по-моему, дальше Ленинградский, Прибалтийские отряды, я там часто бывал. И вот это было мое первое соприкосновение с так называемыми ”западэнцами“, как их называют в Украине.

Знаете, я никогда не скажу, что это люди, которые отличаются от нас. Я с ними и после сталкивался, когда работал в сельском хозяйстве, они приезжали к нам работать. Это очень трудолюбивые, очень порядочные, добрые люди.

Политики виноваты в том, что разделили Украину. Может быть и не разделили, может это в их головах, в средствах массовой информации они выплескивают, что Украина поделена на Западную и Восточную. И там, и там прекрасные люди. Уродов, простите меня, отщепенцев, плохих людей и у нас, и на Украине, и в России, а на Западе еще больше хватает. В семье не без урода. Но в основном это такой трудолюбивый народ, что нам просто и не снилось.

Разделили, я еще раз подчеркиваю, Украину на Западную и Восточную только политики. Тоже можно провести параллель, вы это видели, у нас та же ситуация была: Западная Беларусь и Восточная.

Еще до президентства, будучи депутатом, когда начинал работать, я часто бывал в Западной Беларуси и восхищался, как они работают, особенно в Гродненской области. Я работал на самом востоке и восхищался их работой. Мы всегда говорили о том, что благодаря тому, что они там, в западной части, жили в условиях частной собственности, они научились работать, не растеряли умение работать, да и под плетками работали. А мы на востоке так, шалтай-болтай.

Но мы же эту грань никогда не проводили, что Западная Беларусь – это такие плохие, нехорошие, чужие, а на востоке – это хорошие, добрые люди. Мы никогда так не говорили! Передо мной стояла задача – выровнять такую ситуацию. И мы выравниваем ее за счет подтягивания восточных областей до уровня хозяйствования и работы в западных.

Это наше достижение, что сегодня уже нет никакой разницы. В настоящее время даже в сельском хозяйстве (а Гродненщина, Брестчина этим всегда отличались) на востоке есть хозяйства, которые превосходят западные. Даже я не мог тогда такого представить. Сегодня это есть на самом деле, потому что мы проводили очень аккуратную политику.

Одна из причин всего конфликта – языковая политика. Ну зачем было, придя к власти, запрещать русский язык и в этом плане давить на русскоязычное население? Ведь это больше половины Украины. Да, наверное, вообще все на русском языке, как и у нас, разговаривают. И потом, я часто говорю: от какого наследства мы отказываемся? Русский язык – это что, российский язык? Нет! Российский язык – я вообще не знаю, есть ли он сейчас, ну, может, на Поволжье где-то там что-то есть. Но в формировании русского языка заслуга не только наших народов – белорусского, русского и украинского. И центральноазиатских республик, мы жили почти век вместе. Язык – это живое, и мы все вместе формировали русский язык, зачем же мы от него отказываемся?

А во-вторых, зачем травить и давить людей? Вот представьте, завтра вам запретят разговаривать на любимом вашем языке: русском или белорусском, вот отрежут. Особенно на русском, на котором дома мы все разговариваем, на русском, нашем языке, не россейском.  Я на этом настаиваю, что это наш язык! Какая будет ваша реакция? Ну, наверное, вы не выйдете на улицу с колом, битами и прочим, если вас еще не подогреют с другой стороны. Но вы выразите крайнее неудовлетворение этим.

То есть украинские власти допустили очень много ошибок и таким образом, если уже откровенно говорить, подставились. Они подставились. Неважно, специально или, скорее всего, не продумав: революция идет, и начали косить налево и направо. Пошло мародерство, мордобой на улице, нет порядка, передел собственности. И этим пользуются недобросовестные богатые олигархи и так далее. Это мне может нравиться в Украине? Конечно, нет.

Вы, конечно, сейчас у меня спросите о Крыме, о том, что нарушена территориальная целостность или там еще что-то. Скажите, вам может нравиться, если нарушается целостность и независимость какого-то государства? Ответ однозначен: нет. Тоже самое и мне, как гражданину.

Но кто эту ситуацию создал? Многие говорят, что Россия только и ждала, чтобы оттяпать Крым, присоединить и прочее. Так не подставляйтесь, вы же политики, не давайте повода для этого! Россия вмешалась, когда увидела, что душат даже не русский, а славянский мир, там же и к белорусам было соответствующее отношение, когда нависла угроза над Крымом, который когда-то принадлежал России, где из двух с лишним миллионов полтора миллиона русских и вообще около двух, которые такой политики не приемлют. Никто же не скажет, что Россия вот просто так взяла ружье и люди пошли туда и оттяпали Крым. Никто это не скажет! Причину и, как минимум, повод дали эти власти. Это нормально? Это ненормально!

Ну и самое главное. Везде приводят какие-то параллели, говорят, что ”с этой властью мы не будем сотрудничать, разговаривать“. Я однозначно занимал определенную жесткую позицию: то, что произошло в Украине в плане переворота, – это что новинка на постсоветском пространстве? У нас живет один из таких людей, которого в результате революции свергли, и сегодня в его кресле сидит человек, с которым и я, и другие, мы спокойно общаемся за столом переговоров, принимаем решения. Так чем та ситуация (я имею в виду Кыргызстан) отличается от этой? Мы обречены жить вместе. И мы будем, хотим мы этого или порой нет, выстраивать отношения с тем правительством, которое будет определено народом Украины.

Я говорил о том, что мы никогда не прерывали и не прерываем отношений с Украиной. Да, мы можем оценивать происходящее по-своему. Но важнее – народы, важнее – государство. Лукашенки, Яценюки, Тягнибоки, Кличко и другие – они приходят и уходят. Остаются народы и государства. И мы не должны создать такую ситуацию, чтобы народы впредь не могли нормально жить, работать и сотрудничать.

Телеканал ОНТ. Уточняющий вопрос. Что можно было бы предпринять, чтобы остудить ситуацию в Украине, чтобы она не превратилась в федерацию?

Лукашенко А.Г. Я бы этого не хотел. Украина должна остаться государством! Федерация – это ”пианино“, на котором будут играть, с одной стороны, одни силы, с другой стороны, другие силы, в том числе внешние. Это навсегда дестабилизирует обстановку. Навсегда!

Украина должна остаться единой, неделимой, целостной, внеблоковым государством. Потому что это будет очень чувствительно для нас и для России, если, допустим, завтра высадятся в Украине натовские войска. Этого мы вообще допустить не можем. Это наш интерес, глобальный интерес! Поэтому надо договориться. Дальше в Украину никто не имеет права лезть. Надо помочь Украине разобраться с этими проблемами.

Федерация – это очень опасно для государства. Это дальнейшая война, дальнейшее внутреннее противостояние, которое обязательно может вылиться, пример тому Крым, во внешнее противостояние и драку.

Поэтому ни в коем случае этого допустить нельзя!

Что можно предпринять для объединения Украины? Украине сегодня надо помочь. Надо провести нормальные выборы. Я не верю, что могут пройти нормальные президентские выборы в ситуации, когда действует несколько силовых групп и подразделений. Чтобы вы знали: у каждого крупного политика там группа вооруженных боевиков от 150 до 1000 человек. Давно вооруженных! И, если еще подбросить в эту пороховую смесь искру, обязательно взорвется вся Украина. И уже будет жарко всем: и нам, и россиянам, и Западу! То, что в Крыму произошло, это цветочки, а будет намного хуже и страшнее... Поэтому надо стабилизировать обстановку.

Ну я же в шутку предложил: не можете, так отдайте, мы с помощью Беларуси наладим там ситуацию. Но тот порядок, который мы хотим украинскому народу принести, если уж развивать эту шутку и превратить в правду, поверьте, он не нужен никому, кроме украинского народа и тех, кто радеет за Украину.

Встречаясь с руководителями ведущих средств массовой информации в начале этого года, мы затрагивали вопросы Украины в преломлении СНГ. Я тогда (до революции) говорил о том, что СНГ очень важно для Украины, мы не допустим ее выхода. И я надеялся, что этого не произойдет.Украина сейчас заявила о выходе из СНГ, она не хочет проводить мероприятия, что в какой-то степени можно понять.

Тогда, говоря об Украине, я сказал, что самое страшное, что может произойти, что и произошло, это если украинский театр военно-политических действий превратится в борьбу противоборствующих двух сил – Запада и Востока. Это и произошло, на мой взгляд. Вот это надо остановить! Потому что, еще раз подчеркиваю, будет тяжело и Западу, и Востоку, если произойдет эскалация конфликта, а еще хуже, если он будет законсервирован. Это значит, когда-то взорвется.

Поэтому развязки надо искать сейчас, и мы готовы сделать все для того, чтобы там наступил мир и покой. Чтобы народ в спокойной ситуации определился, как ему жить дальше и с кем, и с какими политиками жить дальше.

”Интерфакс“. Признает ли Беларусь Крым в качестве субъекта Российской Федерации, и видите ли Вы какую-то опасность, что референдум в Крыму станет каким-то прецедентом, после которого последует такая волна самоопределения не только в Украине, автономии, регионах, но и на постсоветском пространстве в целом?

Лукашенко А.Г. Что касается признания, непризнания. Крым не является независимым государством, как та же Осетия, Абхазия и так далее. Крым сегодня часть территории Российской Федерации. Можно признавать это, не признавать, но от этого ничего не изменится. Поэтому мы свою точку зрения определили, мы ее высказали. Говорят, что там такая точка зрения, вроде и тех не обидеть, и этих не обидеть. А мы никого не собираемся обижать.  Нам это не надо. Это, во-первых.

Во-вторых, от нас никто и не требует: давайте признавайте Крым, поддерживайте россиян там или не признавайте, не поддерживайте, выступайте против России. Я вам честно говорю, от меня и от наших провластных структур, Министерства иностранных дел никто этого не требует. Поэтому признаем или не признаем, думаю, ситуация будет развиваться де-факто. Будет ли Крым признаваться как регион Российской Федерации, это уже не важно. Россию ведь все признают. Поэтому от нас этого никто не требует, мы в эти дебри абсолютно не влазим, а нравится или нет, я вам только что сказал. Плохо, что пришлось, в том числе Российской Федерации, принимать подобные меры.

Но если вы у меня спросите, вы в этой ситуации где? Знаете, в силу исторического прошлого, в силу того, что мы один народ, в силу того, что мы создаем единый проект, реализовываем Союзное государство, что мы связаны соглашениями с Российской Федерацией, мы будем с Российской Федерацией. И надо прекратить всякие спекуляции. Мы не направляем свою внешнюю, внутреннюю политику, военную политику против НАТО, против кого бы то ни было. Мы будем проводить взвешенную политику. Если встанет вопрос, мы будем с Россией. Я об этом сказал и Владимиру Владимировичу Путину в нашем последнем разговоре, что Вы можете не переживать, мы всегда будем с Российской Федерацией.

Почему? Опять давайте возьмем параллели. Разве Ирак американцы, натовцы разбомбили законно? Незаконно. Какую позицию заняли союзники США и НАТО? Даже Грузия, Украина – не натовское государство – послали туда своих военнослужащих. Они железно поддерживали незаконную акцию.Что произошло в Египте, Тунисе, затем в Ливии? Что происходит в Сирии? И западный мир весь един. Они понимают, что они действуют там незаконно, прежде всего американцы, но они вместе. Почему? Они связаны договоренностями, соглашениями.

В таком случае, почему мы должны быть против России? Мы с ней вместе, мы связаны и так далее.

И вообще, скажу вам откровенно, Запад – это такая профанация, ни на что не способные люди. Сколько было пыли: да мы тут… Я, честно говоря, бояться уже начал, хоть бы до войны не дошло. Ну и что? Двадцать человек не пустят в Европу. Тех, кто вообще никогда не ездил в Европу, а часть из них, которая по своим служебным функциональным обязанностям не должна, не имеет права туда ехать. Вот это Запад.

Сколько было обещаний: мы никогда на Беларусь не будем давить, не будем травить, вводить экономические санкции. Против нас они ввели не только санкции. После выборов под санкциями двести с лишним человек, в том числе Президент Беларуси. Обещали все это снять. Где оно? Почему нас давят до сих пор? Сравните санкции против Беларуси и санкции против России (кстати, журналисты, молодцы, заметили). Ну страшно им, страшно. Россия – не Беларусь, поэтому начинают там вихлять, крутить, вертеть, чтобы лицо сохранить.

Ни на что они не способны, и с ними дело иметь – надо десять раз подумать. Они могут тебя обмануть, и это со мной было уже не один раз. А потом, чтобы лицо сохранить, начинают требовать – давай демократизируй, девальвируй, выборы проводи как надо, политзаключенных выпускай. Я говорю: ”Покажите статью, по которой мы осудили политзаключенных, есть вообще такая статья?“ Предъявляем, за что осуждены. Более того, соверши такие преступления у них, последствия были бы еще жестче. Нет, это же Запад...

В этом тоже одна из причин, когда я начинаю думать, как же нам вести, выстраивать внешнюю политику. Я исхожу в том числе и из этого.

Поэтому мы будем с нашими братскими народами Украины, России, другими народами. Мы не будем создавать проблем для соседей. Но мы твердо будем держать руку на пульсе и реагировать на ту ситуацию, которая происходит внутри наших границ.

Что касается волны самоопределений, знаете, у многих-многих сейчас зачесались руки, и они начинают чесать их не там, где надо, как говорил когда-то классик Виктор Степанович Черномырдин. Поэтому я не исключаю, что соответствующая постановка вопроса будет.

Крым опасен не тем, вот я бы Западу сказал, что он в состав России вошел. Важны прецеденты. Запад уже назвал Россию причиной разрушения наших соглашений в Будапеште по гарантиям ядерной безопасности. Этот позорный документ мне пришлось подписывать в присутствии Премьер-министра Великобритании, Президента Соединенных Штатов Америки, Клинтон тогда был, и Бориса Ельцина. Когда у нас великие свядомыя вывели без всяких предварительных условий, бесплатно отдали ядерное оружие, самое современное. И тогда Украина и Казахстан это сделали. Тогда три государства – Россия, США и Великобритания – гарантировали нам безопасность экономическую, политическую, военную, территориальную целостность и прочее.

Опасно, что уже некоторые государства отказались от этих договоренностей. Украина заявила, что выходит из данного соглашения. Тем самым развязываются руки, особенно пороговым государствам, которые вот-вот готовы произвести ядерное оружие. И последствия могут быть еще более ужасными. Вот в этом создается плохой прецедент. Очень плохо, что начинают думать особенно средние и малые государства, что они себя, свою территориальную целостность не смогут защитить. Очень опасно, если начнется волна самоопределений: ну что ж, если можно выносить на референдум, решать вопросы, давайте будем выносить и решать. Например, Венеция заявила о своей независимости. Иными словами, это уже происходит, и в этом есть определенная опасность.

Поэтому это очень-очень серьезный вопрос. Но его, я думаю, сегодня можно только гипотетически обсуждать, а время покажет, что произойдет.

РИА ”Новости“. Россия заявила о готовности до конца года увеличить количество российских самолетов до 24. Как долго они будут находиться в Беларуси? Есть ли еще планы по совместным учениям с Россией? И как будем защищать рубежи нашей Родины?

Лукашенко А.Г. Ничего нового не скажу. Вы знаете, что ежегодно поочередно на территории Беларуси и России проводятся учения белорусских и российских армий. Если в России, то основу составляют российские Вооруженные Силы, наших частей там поменьше. Если на территории Беларуси, а это самое главное, потому что на западном направлении в Союзе Беларуси и России основой является белорусская армия и ее в случае, не дай Бог, конфликта или военных действий западные части Российской Федерации подкрепляют, перебрасываются сюда или в какой-то район в зависимости от плана ведения военных действий, но все равно это совместные действия. И мы договорились, это было мое настоятельное предложение, что должны обучать своих военнослужащих. Не сразу согласилось руководство России на это, но сейчас мы так и делаем. Один год у нас, один год у них. Мы это уже, по-моему, 3 или 4 года поддерживаем.

В прошлом году были учения у нас. В следующем году будут у них. И притом мы просим россиян, чтобы мы учения проводили, прежде всего на полигонах, которых у нас нет. С-300 мы стрелять в Беларуси не можем, потому что это опасное оружие, также и некоторые другие ракетные системы.

Поэтому мы проводим на их полигонах учения, чтобы в боевой обстановке обучить нашу армию. Для чего мы это делаем? Опять уроки Украины показали, когда надо было защищать страну, армии нет. Ее нет по большому счету и сейчас. И это не я вывод сделал, а исполняющий обязанности Министра обороны, выступая в Парламенте, докладывал, сколько у него числится штыков, сколько у него сегодня можно мобилизовать, сколько немедленно могут отреагировать. А нисколько. У такого гигантского государства оказалось, что армия числилась на бумаге. Не проводились учения, не было слаживания экипажей и так далее. Сколько времени прошло, прежде чем они могли найти механиков-водителей и вывезти бронетехнику. Вот к чему может привести неготовность армии. Они не могут до сих пор стабилизировать обстановку в стране. Нет той силы в Украине.

Но если есть армия, она должна учиться. Они должны быть готовы в любой момент защищать Родину. Если вы не хотите их обучать, то не надо их и содержать. Мы в свое время заявили, что 150 – 200 тысяч Вооруженных Сил, которые нам достались, мы содержать не можем и не должны. Армия становится технологичной. И мы начали сокращать. Сегодня их меньше 70 тысяч, будет 55.

Это будет нормальная армия, очень мощные силы. Мы их переориентировали. Уже фронтов не будет. Нужны силы специальных операций, спецподразделения. Что мы, кстати, уже сделали. Сейчас идет углубление, модернизация армии, в том числе и по направлению вооружения. Вот мы недавно с Государственным секретарем Совета Безопасности и Министром обороны обсуждали эти вопросы.

Поэтому здесь ничего нового нет. Каждый год мы будем совместно проводить учения с Российской Федерацией. Это согласно нашим договорам. Точно так, как делают натовцы.

Что касается самолетов. Не надо Россию упрекать в том, что у нее имперские замашки, бандиты и так далее, что они, мол, эти самолеты пригнали и посадили в Беларуси.

Еще, наверно, год или больше тому назад, я обратился к Президенту России в связи с тем, что у нас ресурс самолетов каждый год уходит, их надо или модернизировать и ремонтировать, или менять на новые.

Но зачем менять на новые танк или самолет, которые в условиях войны рассчитаны буквально на часы боя? Сегодня весь мир идет путем модернизации Вооруженных Сил. Мы тоже это делаем. Мы перестроили работу наших оборонных предприятий, а вы знаете, что ведущими в Советском Союзе по ремонту и модернизации были мы. Занимались в основном ремонтом, но я их переориентировал и на модернизацию: в Борисове – бронетехника, в Барановичах – мощнейший завод мирового значения, всемирно известный, по модернизации летательных аппаратов (вертолетов, самолетов, беспилотников и так далее). Я их тоже повернул в сторону модернизации: не просто отремонтировать старый самолет, а модернизировать его, что они и делают. В ближайшее время мы с вами побудем в Барановичах и посмотрите, как идет эта модернизация.

Я обратился к Владимиру Владимировичу Путину с просьбой предоставить десять самолетов. Нам они очень нужны не потому, что у нас их нет. Сегодня в Беларуси, по-моему, 160 самолетов и вертолетов, задействовано, наверное, 60. Нам это достаточно и даже много для тех Вооруженных Сил, которые мы сегодня готовим.

Еще раз подчеркиваю: главное для нас не самолеты и вертолеты, главное для нас сегодня – силы специальных операций, армия, которая может нанести непоправимый ущерб противнику, армия, которая может защитить нашу страну, прежде всего от этих самолетов, вертолетов, крылатых ракет. Значит должна быть система противовоздушной обороны, система разведки, обнаружения цели.

Мы сами создали новые радиолокационные станции – ”Восток“ и ”Роса“. ”Роса“ – низколетящая, отлично работает на низкой высоте, ”Восток“ прекрасно работает по трем координатам. У нас уже готовы эти системы покупать. Но мы пока оснащаем свою армию. Значит мы можем обнаружить и навести нашу противовоздушную оборону на цель, которая появится, даже против крылатых ракет.

Нужно еще оружие противовоздушной обороны, С-300 и другие. Что мы и делаем. Когда Россия сказала, что не может С-300 совсем бесплатно дать, я сказал, что мы будем покупать. И покупаем С-300, как бы ни было нам трудно.

Но и, конечно же, никто не отменял, для того чтобы уничтожать террористов (на учениях вы видели, мы прорабатывали эту тактику), нужны вертолеты. Вертолет в горку поднялся – уничтожил целую площадку, где находятся террористы. Ну а против вертолетов, вы же знаете, есть очень хорошее оружие: на плечо – и нет вертолета. Вот это говорит о том, какая ценность самолетов, вертолетов. Но тем не менее они нужны.

Тогда я и попросил этих 10 самолетов. Это было больше года назад. Сейчас они находятся в Беларуси: 4 - с декабря и 6 появились недавно, когда я потребовал, чтобы российская сторона выполнила свои обязательства. Посадили их в Бобруйске на запасном аэродроме.

Причем российские экипажи у нас дежурят по нашему заданию, подчиняются нашим Вооруженным Силам. Сейчас я поставил вопрос, чтобы летали вместе россиянин и наш белорус, чтобы навыки не потерять, чтобы у нас школа осталась. Вот поэтому я просил 10 самолетов. А не то, что пригоните с российскими экипажами и помогите нам.

Что касается еще 24-х, в отношении которых Вы задали вопрос, нам в принципе они не нужны. Но было бы неплохо, если бы у нас были еще в запасе хорошие современные самолеты. И если, как РИА ”Новости“ говорит, что еще 24 самолета россияне готовы нам предоставить, я буду только рад. Хотя, повторюсь, острой необходимости нет. Я в общем-то полгода назад уже и не ожидал, что россияне нам помогут, и дал команду Военно-воздушным силам немедленно модернизировать свои 10 самолетов. К концу года они будут в строю – СУ-27 и МиГ-29. Это нам достаточно до 2025 года, если мы в исправном состоянии будем поддерживать то, что еще летает у нас сегодня.

Поэтому здесь нет большой проблемы, это не давление России, это была моя просьба дать 10 самолетов. И если дадут еще 20 самолетов, тем более что они заправляются, зарплату получают в России, это нам очень и очень выгодно. Ведь самолет – очень дорогая игрушка для государства.

РИА ”Новости“. Как долго они будут находиться в Беларуси?

Лукашенко А.Г.Как минимум половину из них мы просили до чемпионата мира и после него. Мы должны обеспечить нормальную обстановку внутри страны. Но, по сути, это мы повод искали – до чемпионата: какая разница – чемпионат, не чемпионат, разве учения какие-то идут?

Думаю, что мы с Россией определимся, как долго они будут. Они будут столько, сколько мы этого захотим. Принято будет Президентом Беларуси решение, чтобы они были здесь дольше, согласится Россия, будут дольше. Все будет зависеть только от Беларуси.

БелаПАН. Вы уже затронули тему политзаключенных и отношения с Западом. По сути, освобождение нескольких человек Евросоюз ставит как основное требование для налаживания отношений. И все это налаживание отношений сейчас зависит от единственной подписи на документах, это Вашей. Почему Вы до сих пор не поставите ее?

Лукашенко А.Г. Не хочу повторяться. Будет обращение – будет подпись. Не будет обращения – ни чемпионаты мира, ни шестидесяти  или семидесятилетие, ничего не поможет. Это мой принципиальный подход к этому вопросу. И не только мой. Мы – государство, страна, и нас не надо наклонять! Не надо исходя из двойных, тройных стандартов к нам соответствующим образом относиться. Вот все, что я хочу сказать. Поэтому не от моей подписи здесь зависит.

Без прошения я принимаю массу таких решений, только не знаю, почему вы зациклились на нескольких фамилиях. Президент имеет право помиловать любого человека при определенной процедуре. Да, бывали случаи. Но ведь преступление преступлению рознь. Это, во-первых. Во-вторых, я часто вам и вашим подзащитным говорил: не напрягайте обстановку. Виноваты – тихонько, без шума, без гвалта давайте внутри страны решать этот вопрос. Вы вывели эти вопросы на международный уровень. Ну, - соответствующий, адекватный, симметричный ответ. Но мое заявление и мои предложения остаются в силе.

Первый канал Белорусского радио. Считаете ли Вы, что  некоторое осложнение ситуации у белорусских границ может как-то сказаться на проведении у нас чемпионата мира по хоккею. И понадобятся ли какие-то дополнительные может меры безопасности для гостей и участников этого форума?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, это уже перенапряжение ситуации. Ну что уж может произойти с нами, если к нам приедет 10 – 20 тысяч иностранцев, любителей хоккея, спорта. Мы – прагматики, мы понимаем, что среди них будут и некоторые провокаторы, особенно из числа журналистов, а может быть под именем журналистов. Многие хотят тут меня под чемпионат наклонить, вот и БелаПАН задает вопрос. Мне это уже давно известно: сориентировали их задать этот вопрос, они и задали. Наверное, это очень интересует, волнует Запад.

Я только что сказал: не напрягайте обстановку и не пытайтесь меня придавить чемпионатом мира. Не надо.

Мы получили право провести чемпионат мира. Подготовили все, даже построили соответствующие объекты, причем в тяжелейшей ситуации. Думаете, это дешево и просто было построить два центра, где будут проводиться матчи? Непросто. Гостиницы, инфраструктура – по всей стране, не только в Минске.

Всех надо встретить, расселить, накормить. Учим людей, чтобы разговаривали на иностранном языке и так далее. Увидите, мы сделаем все.

Ну если кому-то не нравится и он не захочет приехать на чемпионат мира, что я могу сделать? Мы ничего не потеряем. Что пропадет? Спортивные центры, которые мы построили? Нет, они сегодня задействованы для творчества, концертов и спорта. Что ”Чижовка-арена“, что ”Минск-арена“. Построили мы центры в крупных городах, в областных центрах – они сегодня задействованы, много людей, детишек и взрослых. Пацаненок ведет отца, мать на каток, на концерт и так далее – разве плохо? Гостиницы тоже будут задействованы. Город приведем в порядок, хотя он у нас и так в порядке, чистый. Это все на пользу. Если не хотят, нам же не умереть от этого.

Поэтому не надо преувеличивать роль чемпионата мира, как некоторые западники. Порой противно даже читать, мол, для Лукашенко очень важны будущие президентские выборы, а еще важнее – чемпионат мира. Да, важен чемпионат, важны президентские выборы, но пытаться мне наступить коленом на грудь и выдавить все, что внутри есть, – это невозможно, вы меня двадцать лет знаете.

Мы не позволим использовать это спортивное мероприятие, излишне его политизировать. Запад должен понимать, меня наклонить под семидесятилетие освобождения, Победы, или двадцатилетие Президентства, или ко дню рождения Президента (они все моменты обсуждают), еще под что-то, мол, мы вам завтра дадим нормальное сотрудничество, вы у нас будете в фаворе и так далее, я уже это проходил. Я уже это знаю, это третья или пятая волна моей президентской жизни. Ни на что сегодня Запад не способен. То, что они обещают, они не делают и объясняют так:  один политик обещал, а здесь уже другой, он тебе ничего не обещал. Вот их политика.

Поэтому, еще раз подчеркиваю, и не для того, чтобы обострить ситуацию с Западом. Мы не хотим с ними ругаться, наоборот, мы хотим с ними нормальных отношений. Но мы хотим, чтобы нас уважали и, как минимум, понимали. Мы – суверенное, независимое государство и хотим, чтобы к нам относились как к суверенному, независимому государству. Мы никому не создаем проблем и не создадим, особенно Западу. Поэтому относитесь к нам нормально, не надо к нам подходить как к каким-то второстепенным и третьестепенным. Так не получится. Мы гордые люди. Мы треть населения положили в последней войне, спасая ту же Европу и Запад. Будьте уважительными к нам, хотя бы из-за этого.

Поэтому ничего страшного не произойдет, никто не повлияет на проведение чемпионата мира.

Мы по самым высоким мировым стандартам обеспечиваем и готовимся обеспечить безопасность наших гостей. Ничего чрезвычайного не будет, это же не Олимпийские игры, куда могут приехать до миллиона человек. Это чемпионат мира по хоккею, тем более после Олимпиады.

Думаю, это будет настоящий праздник не только для белорусов, но и для всего спортивного мирового сообщества. Это я гарантирую. И те, кто приедут, уедут отсюда с самыми добрыми впечатлениями, тем более это май, самый прекрасный месяц в Минске и в Беларуси. Поэтому не переживайте, все будет нормально.

РИА ”Новости“. Александр Григорьевич, Вы очень трепетно относитесь к вопросам интеграции на постсоветском пространстве.  Украина заявила, о своем выходе из СНГ. Вы считаете, что Украина потеряна для Содружества уже безвозвратно или все-таки есть путь вернуть Украину в русло?

Лукашенко А.Г. Думаю, те, кто влияет сегодня на Украину и украинских политиков, остановит Украину от этого бестолкового шага. Зачем это делать? СНГ слишком обязывает Украину? А если и обязывает, причем тут зона свободной торговли? Потеряют же многое. Зачем захлопывать дверь, которая тебе пригодится?

Скажу откровенно, я в последнее время пытаюсь, даже не то, чтобы пытаюсь, предложил некоторым украинским политикам, с которыми можно обсуждать данную проблему, обсудить ее. Я надеюсь, в ближайшие дни я с ними встречусь и в том числе попрошу, чтобы они не делали этих опрометчивых шагов. Куда торопиться? Не хочешь ехать на саммит, допустим, в Москву, Москва – враг для тебя, не езжай, пускай тебя Посол представит на этом саммите. Не хочешь ехать в Минск, ненавидишь ты Минск, ну не езжай на этот саммит. Зачем ты делаешь опрометчивые шаги? Это равносильно тому, как во внутренней политике хотели запретить русский язык. И даже интеллигенция во Львове возмутилась.

Поэтому я буду стараться донести все это до украинцев. Думаю, такую мою позицию поддержат все. Потому что выход Украины из СНГ, что там греха таить, – это будет очень сильный удар по Содружеству Независимых Государств. Сильный, но не смертельный. Потому что, к сожалению, СНГ надежд наших и многих людей не реализовывало. Если выйдет Украина из него, значит, выйдет. Останутся те, кто останутся, и будут сотрудничать как-то.

Но я думаю, что это будет неправильный, неразумный и неадекватный шаг со стороны Украины во внешней политике.

Почему бы не использовать эту площадку для того, чтобы хотя бы прозвучала твоя точка зрения. Почему ты не можешь приехать в Минск, например, если здесь будет саммит, и эту площадку использовать для переговоров с Беларусью.

Я считаю, что это очень неправильный и опрометчивый шаг. Вполне возможно, что это может быть демонстрацией. Но, наверно, не в это время и не в этой ситуации, в которой находится сама Украина. Это опрометчивый шаг политиков.

БелаПАН. Вы ранее говорили, что если ситуация в экономике не улучшится, то Правительство, министры могут расстаться со своими должностями. И вот все выглядит так, что ситуация не улучшается. По данным статистики, инфляция за два месяца составила 3,6 процента, складские запасы не уменьшаются. Может ли это стать причиной смены Правительства в ближайшее время, в частности, Премьер-министра и кого Вы видите возможным новым Премьер-министром?..

Лукашенко А.Г. Не исключаю, что это можете быть и вы.

Вы же видите, что происходит вокруг. Девальвировали казахстанский тенге. Девальвирован российский рубль и продолжает падать. Украина обвалилась. В Европе не сладкие времена. А это наши рынки, 70 процентов производимого мы продаем.

Это, конечно, должно влиять на нас. Мы же не Россия. Даже Россия, видите, задрожала под ударами. А мы очень зависимы в этом отношении. Поэтому надо на это смотреть реальными глазами, мы не боги – не все можем.

И чтобы не было очень тяжело и страшных ударов по нашему обществу через экономику, нам приходится немножечко отступать. Инфляция – это как раз есть некое отступление.

Кто может стать возможным Премьер-министром?

Будет свободное место, обязательно вам об этом скажу. Всё будет по Конституции. Президент предложит кандидатуру, внесет ее на утверждение в Парламент. Вы будете еще долго писать, обговаривать эти кандидатуры. Никто рот вам закрывать не будет. У нас в этом плане полная демократия. Никто ни на кого не наступает. Даже вы в последнее время не пишете о том, что в Беларуси средства массовой информации, как политзаключенные, в неволе.

Поэтому, как только будет такая возможность, я обязательно назначу Премьер-министра согласно своим функциональным обязанностям. А уж если откровенно говорить, премьер-министры из никуда не появляются. Они где-то на виду, вы этих политиков видите. Поэтому придите домой, вспомните, о ком вы писали из этой верхотуры, начиная от Президента, что он может взять на себя полномочия и исполнять полномочия Премьер-министра. Но скажу прямо: я этим не воспользуюсь, потому что мне это не надо, мне своих функциональных обязанностей достаточно. И в стране немного, но есть люди, которые могут исполнять функции Премьер-министра. 11 высших должностных лиц, министры, губернаторы – ниже не опускайтесь, там Премьер-министра искать очень-очень сложно, потому что это должен быть подготовленный человек и знающий прежде всего наверху, что происходит в стране, сверху видеть страну. Вот подвергнете анализу, это где-то 35 – 40 человек. Из них выбирайте. Если напишете, предложите и охарактеризуете – буду вам благодарен.


© 2016, Пресс-служба Президента Республики Беларусь