Рус
Главная   /  События

Интервью медиахолдингу "Блумберг"

31 марта 2015 года
Интервью медиахолдингу "Блумберг"
смотрите также: видео
31 марта 2015 года
Интервью медиахолдингу "Блумберг"

Интервью Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко
медиахолдингу ”Блумберг“ (США) (изложение)
31 марта 2015 г.

Райан Филлип Чилкот. У меня к Вам много вопросов, так что я очень счастлив, что Вы нашли время. Я хочу много о чем говорить, но начнем с Украины. Что на Ваш взгляд сейчас происходит в Украине?

Лукашенко А.Г. Очень много там событий, очень много тенденций разных. Если говорить кратко: не хотелось бы, чтобы это было затишьем перед бурей. Очень не хотелось бы. Я могу это сказать, потому что есть определенные настороженности и, я бы даже сказал больше, определенные тенденции и факты, факторы, которые заставляют говорить о том, что до мира в Украине еще далеко.

Больше всего меня настораживает в этом направлении то, что к Минским соглашениям, которые случились вот здесь, ниже этажом, Вы находитесь в историческом месте, больше всего настораживает то, что к этому процессу открыто не были подключены Соединенные Штаты Америки. Я считаю, что без американцев в Украине невозможна никакая стабильность. Встречаясь в последнее время с представителями Соединенных Штатов Америки, официальными представителями, которые у нас бывали, я настоятельно доводил до них эту точку зрения, заявляя о том, что я не знаю, чего хотят американцы здесь, в Восточной Европе, в Украине в частности,но, если американцы хотят, чтобы здесь был мир и стабильность, они немедленно должны подключиться к этому процессу.

Райан Филлип Чилкот. Вы считаете, что американцы должны как бы принимать участие в этом процессе, потому что американцы какую-то решающую роль играют на Украине? Или потому что все-таки Россия не успокоится, пока Америка непосредственно не подключена к переговорам и вообще к решению процесса?

Лукашенко А.Г. Я бы сказал так: Соединенные Штаты Америки играют решающую роль в этом процессе и с точки зрения внутриполитических процессов в самой Украине, и с точки зрения не успокаивания, как Вы сказали, России, а с точки зрения, чтобы сесть за стол и договориться с Россией по Украине. Это очень важно.

Райан Филлип Чилкот. А какова до сих пор была роль России на Украине?

Лукашенко А.Г. Роль значительная. Как бы мы не вели разговор о том, участвует ли Россия непосредственно в событиях в Украине, а события там разнонаправленные, в последнее время много говорят о гибридных войнах, Вы, наверное, слышали …

Райан Филлип Чилкот. Это вот гибридная российская война?

Лукашенко А.Г. Нет, я не хочу сказать, что это война России. Но Россия вовлечена так или иначе, и до конфликта, и в процессе его, иначе быть не может, вовлечена в этот конфликт: где-то по своей воле, где-то не по своей воле. Это информационное противостояние, это экономическое, финансовое, да и военное столкновение. Понятно, что роль России здесь неоценима. Если Россия, точно так и с этой стороны – Соединенные Штаты Америки, захотят, чтобы там был мир, в данном случае на востоке Украины, а с другой стороны подключится Америка, это навсегда, вопрос будет решен однозначно.

Райан Филлип Чилкот. Есть ли какой-то вопрос для Вас в том, что российские войска все-таки играли какую-то роль на востоке, я имею в виду на Донбассе? Вы считаете, что они принимают или принимали там участие?

Лукашенко А.Г. Участие россиян в конфликте в Донбассе – для меня это не вопрос. Он абсолютно ясен и понятен, тем более что никто это не скрывает и в России.

Райан Филлип Чилкот. Они говорят, что там нет российских войск…

Лукашенко А.Г. Нет, россияне не настолько глупы, чтобы посылать туда войска и подставляться. Там достаточно желающих, в России, поехать туда воевать, классных специалистов военных, прошедших определенную подготовку как специалисты в Афганистане, на Кавказе, в Чечне, в Дагестане, в любых точках.

Райан Филлип Чилкот. В Ростове.

Лукашенко А.Г. И их тысячи, их тысячи, этих людей. Понимаете, их тысячи. Иприехать в Донбасс (ну за деньги или еще из идейных соображений) – их тысячи, приехавших из России. И не только из России. Я информирован о том, что там появлялись люди
и из Беларуси, зарабатывали деньги. Поэтому это не вопрос. Но упрекать Россию в том, что там регулярные российские части присутствуют, – это неправильно.

Райан Филлип Чилкот. То, что на Западе говорят, что Россия посылает боеприпасы и танки, ракетные системы сепаратистам, Вы с этим согласны?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, у меня нет таких данных, я не занимался этими исследованиями, но я бы не исключал этого. Сейчас там появляется оружие – и с одной стороны и с другой воют ведь советским оружием (американского оружия пока там, к счастью, нет). Поэтому такого ”добра“, как советское оружие, которое уже уходит, это старое оружие, такого ”добра“ море и в Восточной Европе, и в России, и у нас. Поэтому утечка туда и поставки туда оружия и советского, и боеприпасов с одной и с другой стороны, я думаю, предостаточно.

Райан Филлип Чилкот. Что случится, если, а Вы же говорили, что Америка пока не снабжает украинскую армию оружием, боеприпасами, что случится, если она так сделает?

Лукашенко А.Г. Если Соединенные Штаты Америки поставят Украине серьезное вооружение, серьезное, не стрелковое, не гранатометы, а более серьезное вооружение, это будет толчок к эскалации этого конфликта. И это будет толчок к тому, что Россия вынуждена будет на это реагировать, потому что, когда идет внутренний конфликт, пусть в него вовлечены многие государства опосредованно, в том числе Россия, Восточная Европа, Польша и так далее, это одно, но, когда появится там сильный игрок, через поставкипусть оружия, Соединенные Штаты Америки, естественно и специалисты, а многие уже заявляют о том, что специалисты там Соединенных Штатов Америки есть по вооружениям, которые обучают украинскую армию, да и Порошенко об этом говорит, когда появится такой сильный игрок, активный игрок, открытый как Соединенные Штаты Америки, вы просто спровоцируете  Россию.

Райан Филлип Чилкот. Вы друг Президенту Украины? Он открыто заявляет, что, по крайне мере, он в каком-то плане для вас союзник, он открыто заявляет, что он нуждается в этом оружии, потому что он воюет с российской армией и с сепаратистами на востоке и это необходимо. Но при этом Вы говорите: этого делать не надо.

Лукашенко А.Г. Надо или не надо поставлять оружие Украине?

Райан Филлип Чилкот. Да, Вы говорите: этого делать не надо.

Лукашенко А.Г. Нет, это не мой вопрос. Знаете, для того чтобы осуждать, поддерживать или опровергать, это надо быть там, в этом котле. Порошенко там, он Президент Украины, видимо, ему видней. У нас цели иные. Я вижу, что власти Украины, видимо, вообще сейчас власти Украины больше привержены к тому, чтобы силой решить этот вопрос, Восточной Украины. 

Я с других позиций исхожу – я считаю, что силового решения этой проблемы нет. Это будет много крови, это будет эскалация конфликта. Поэтому я за мирное решение этого вопроса. И всячески способствовал, чтобы этот мир там наступил, в том числе и моя позиция по Минским соглашениям – Минск-1, Минск-2. У нас другие цели. Вернее, у нас другое видение решения этой проблемы: у властей Украины, по крайней мере, то, что я вижу, – одно, у меня – другое. Я считаю, что сегодня не упущен момент. И ради того, чтобы Украина осталась единой и целостной, надо выполнить Минские соглашения, под которыми стоят подписи и руководства Украины.

Райан Филлип Чилкот. Вы здесь принимали гостей, у вас Минское соглашение здесь было заключено. Ну, есть перемирие, прекращение огня, по крайней мере, на бумаге, и обе стороны говорят, что более или менее (более или менее!) выполняется.

Лукашенко А.Г. Выполняется. Есть отдельные шероховатости, но той войны нет, которая была.

Райан Филлип Чилкот. Но мира пока нет.

Чего нет, что нужно для того, чтобы был мир? Кроме, понятно, что Вы скажете, что нужно выполнять Минское соглашение. А дальше, чего не хватает? Потому что все-таки, если Минское соглашение пока вроде как бы более или менее выполняется, а мира нет, значит, чего-то еще не хватает. Чего не хватает?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, как бы ни было сложно, со стороны советовать проще.

Райан Филлип Чилкот. Да.

Лукашенко А.Г. Я со стороны, мне проще, но я так думаю: а как бы я повел себя на месте руководителя Украины? Вы знаете, человеческая жизнь, тем более человеческие жизни, гораздо ценнее и дороже любых конфликтов, территориальных претензий и прочее, прочее. Ради жизни людей, чтобы не гибли люди, молодые люди, я бы пошел на контакты с любыми. И здесь не избежать конкретных контактов с нынешними руководителями ДНР и ЛНР.

Райан Филлип Чилкот. Вы думаете, что Украина должна пойти на переговоры с повстанцами?

Лукашенко А.Г. Абсолютно уверен. Абсолютно уверен! Потому что, если в лоб задать вопрос вот этим отколовшимся, или территориям, которые себя называют ДНР и ЛНР, если там задать конкретный вопрос ”вы где хотите быть?“, они будут говорить о том, что они хотят быть в Украине. Там население, которое осталось, и, уверен, даже руководители, у них нет желания, чтобы с ними произошло так, как с Крымом. Абсолютно. Так что еще надо? Зная о том, что это твоя земля и что там люди хотят жить в Украине, почему не делать шаги навстречу и не сесть за стол переговоров с руководителями?! Это первое.

Второе. Но все понимают, что нужны в Украине какие-то изменения. И эти изменения без изменений в Конституцию невозможны. Все говорят: кто-то говорит о федерализации, об автономии. А украинские власти говорят о децентрализации. Давайте в Конституции Украины закрепим эти абсолютно понятные и необходимые сегодня для Украины направления. Децентрализация – хорошо. Надо сегодня этим территориям, их признать с особым каким-то статусом, – давайте сделаем. Прекратится война. Восстановим эти территории. Всё со временем образуется, если мы хотим мира и целостности Украины.

Поэтому здесь ряд шагов надо предпринимать – садиться с ними за стол переговоров, договариваться. Тем более ясно, о чем договариваться. Нужны изменения в Конституцию. И выходить на границу Украины с Россией, закрывать ее. Россия, кстати, не против этого.

Райан Филлип Чилкот. Вы сказали, какие шаги Вы предпринимали бы, если бы Вы были президентом Украины, ну на месте Президента Порошенко. А что бы Вы делали на месте Владимира Путина?

Лукашенко А.Г. Я бы ни в коем случае, ни в коем случае, особенно сейчас, когда наметились тенденции к разрешению этого конфликта, не делал шаги к эскалации этого конфликта. Ни в коем случае! Я бы делал всё, для того чтобы там сохранился мир, для того чтобы Украина осталась целостным и единым государством. И сделал всё для того, чтобы хотя бы с течением определенного времени народы Украины и России забыли об этом конфликте.

Райан Филлип Чилкот. Вы сказали, что Вы боитесь, что это затишье может быть затишьем перед бурей. Ну, настолько плохо там могут дальше обстоять дела, чем это всё может продолжаться?

Лукашенко А.Г. Это всё может быть продолжено войной. Войной. Почему? Нет доверия. Ни у одной из сторон нет доверия друг к другу. Это во-первых. Во-вторых, ну что греха таить, в Украине есть вооруженные люди, и их немало, тысячи, которые не подчиняются указам Президента и армейскому руководству украинскому. Их называют ”батальонами олигархов“, еще кем-то и так далее (не важно, это дело вкуса, это журналисты их могут называть как угодно), но там есть очень хорошо вооруженные люди, более националистические, чем центральные власти, которые готовы вести войну до         ”победного конца“ (в кавычки беру). Это тоже опасность, это повышает градус недоверия между воюющими и конфликтующими сторонами. Да и не все выполнили решения Минского меморандума по отводу вооружений в зоне соприкосновения. Это тоже опасно. Поэтому это грозит началом, как минимум началом вооруженного противостояния.

Райан Филлип Чилкот. А дальше?

Лукашенко А.Г. А дальше, а дальше однозначно – эскалация конфликта и, боюсь, втягивание других государств, открытое втягивание в этот конфликт.

Райан Филлип Чилкот. Недавно говорила, неоднократно говорила Ангела Меркель, Канцлер Германии, о том, что конфликт на Украине – это неединичный случай, что есть некие серии случаев вмешательства России во внутренние дела соседей, где эти соседние страны не могут самостоятельно определить свой путь. Ну часто, как Вы знаете, упоминается ситуация в Грузии, которая была и остается, в Молдове и многих других. Но это как бы самые такие яркие примеры, пожалуй.

Как Вы к этому относитесь? Вы согласны с ней, что Украина, что касается российской стороны, это не единичный случай, а часть более масштабного или широкомасштабного подхода?

Лукашенко А.Г.Вы знаете, в этом Россию можно упрекать. Можно. Точно так, как в этом можно упрекать американцев, Евросоюз и так далее. Что вам надо было в Ливии, в Ираке, в других частях мира? Там – жизненно важные ваши интересы. Точно так заявляет и Россия. У нее жизненно важные интересы в Грузии, в других соседних республиках и так далее. Я на это публично реагировал, потому что были заявления политиков российских, что Беларусь – это крайне жизненно важные интересы для России, я им говорил: ”Мужики, успокойтесь, это, прежде всего, жизненно важные интересы Беларуси. Где тогда наши жизненно важные интересы, если ваши здесь?!“ Я к чему это говорю, что такой образ, если можно сказать, поведения, такое поведение характерно для всех больших государств. Они почему-то считают, что, чтобы сохраниться гигантскими государствами и продвигать свои интересы где-то, обязательно надо над кем-то довлеть. Поэтому только Россию упрекать в этом нельзя.

А то, что Россия, как сказала Ангела Меркель, участвовала в этих конфликтах (в Абхазии, в Осетии, в других местах), это естественно, это и есть наследство Советского Союза, это и есть мышление, которое нам досталось от огромной советской империи. Плохо или хорошо это? Не знаю.

Райан Филлип Чилкот. Как Вы относитесь к аннексии Крыма?

Лукашенко А.Г. К аннексии? К аннексии, говорю Вам как историк, я знаю много аннексий в истории, я отношусь категорически. Категорически я против всякой аннексии! Никто не имеет права отнимать у другого государства ту или иную территорию. Но я никогда, я знаю, как произошло всё в Крыму, я никогда не занимал радикальную позицию.  Я упрекнул украинское руководство, с другой стороны, которое говорит о том, что Крым – это их территория. Так? Вы, Президент Украины, на вашу территорию (очень важную!) агрессия совершена, что делаете вы – вы защищаете эту территорию. Украина ничего не сделала, власти, для того, чтобы защищать эту территорию. Они по факту согласились с тем, что произошло.

Райан Филлип Чилкот. Как Вы считаете, Беларусь могла бы стать следующим Крымом?

Лукашенко А.Г. Нет, у меня даже в голове этот тезис не укладывается. Абсолютно! Меня много спрашивали: что будет, как будет завтра? От кого бы агрессия ни исходила, от кого бы ни исходила, мы будем защищать свой кусок земли. Мы – суверенное и независимое государство, и это главное для меня как Президента и Главнокомандующего Вооруженными Силами.

Райан Филлип Чилкот. Если сузить вопрос чуть-чуть: как Вы считаете, Кремль хотел, чтобы Беларусь стала частью новой Российской империи?

Лукашенко А.Г. Очень много людей в России среди политиков, которые мыслят имперски и иначе не видят, как то, что Беларусь должна быть неким северо-западным краем. Очень много таких людей. На это мы тоже даем конкретный ответ: мы не будем северо-западным краем. Как и не будем никогда, как я это понимаю, конфликтовать с Россией! Мы – народы, в том числе и Украина, выросшие от одного корня, у нас корни одни и те же. И мне кажется, что вот этот конфликт в Украине полезен для России еще, если можно так сказать, полезен тем, что Россия убедилась, что силой взять и завоевать опасно в нынешнем мире. И более того – невозможно.

И сегодня руководство России никогда не ставило напрямую так вот вопрос, что Беларусь должна быть в составе России. Были какие-то, знаете, намеки в прошлом, на что было очень жестко отреагировано с моей стороны: ”Мы были и есть суверенное и независимое государство. Им останемся“.

Райан Филлип Чилкот. Ваши действия после аннексии Крыма. Вы предприняли конкретные шаги, которые говорят о том, что все-таки Вы опасаетесь такой попытки, скажем, какой-то российской интервенциив белорусских делах, ваших здесь делах? Это что-то, о чем Вы думаете?

Лукашенко А.Г. Еще раз повторяю.

Райан Филлип Чилкот. Я говорю о попытке. Чтобы быть яснее.

Лукашенко А.Г. Еще раз повторяю. Мы ничем от русских не людей не отличаемся, белорусы, абсолютно ничем, и Вы это можете подтвердить, у нас абсолютно миролюбивая политика, добрая, мы не можем подставиться перед Россией, чтобы дать повода для какой-то агрессии против нас, у нас русский язык – государственный язык. Не так, как в Украине. Всё же с языка началось, когда людям начали запрещать разговаривать на русском языке фактически, была попытка. У нас этого нет. Нет повода даже у руководства России плохо в нашу сторону смотреть. Их, руководство России, не поймет русский народ, россияне не поймут. Чего против нас воевать? Нет причин!

Поэтому я даже не думаю так, что Россия будет воевать против Беларуси. Но, я еще раз подчеркиваю, кто бы ни пришел к нам с мечом, тот от меча и погибнет. Мы будем воевать против европейцев, американцев, россиян, кого угодно, если он поставит перед собой целью завоевать этот кусок земли, на котором должны жить белорусы.

Райан Филлип Чилкот. Белорусская армия могла бы как-то, я понимаю, что мы абстрактно говорим, как-то противостоять российской армии?

Лукашенко А.Г. Мы открыто заявили о том, что мы своей армией не сможем кого-то победить (НАТО, Евросоюз, не важно, чьи вооруженные силы, в том числе России), но мы должны сконцентрироваться таким образом, чтобы (если вдруг) нанести неприемлемый ущерб агрессору, чтобы они понимали, что если в Беларусь придешь, то мало не покажется. Вот наша цель. И мы готовы сегодня за свою землю воевать до последнего человека. Ну, наверное, так, как и американцы за свою.

Райан Филлип Чилкот. Недавно в своем интервью, которое Вы дали для российского телеканала, Вы сказали: обработайте сначала свои земли, а потом идите на чужие. Но, если все-таки пойдут (Вы говорили сейчас про армию, про вооруженные силы), белорусский народ готов отстаивать свои национальные интересы как суверенное государство? То есть, есть такое понятие, как ”мы – независимые“.

Лукашенко А.Г.  Уже есть. Уже есть. Сто процентов белорусского народа хотят жить на своей земле, в своем государстве. И защищать белорусский народ будет свою землю тоже, как положено. Возьмите историю. Во Второй мировой войне мы потеряли каждого третьего человека. Мы не встали на колени перед агрессором. И мы защищали свою землю. Точно так мы будем защищать свою землю и сейчас.

Райан Филлип Чилкот.  Вы когда-либо обсуждали вопрос независимости Беларуси с Владимиром Путиным? Сказали: ”Вот то, что было на Украине, на территории Беларуси даже не вздумайте“.

Лукашенко А.Г. Нет, мы с Путиным в таком аспекте никогда не разговаривали. Знаете, чтобы так сказать в адрес Путина, это надо занять американскую или европейскую позицию, сказать: ”Слушай, ты, агрессор, не вздумай тут двинуться в сторону Беларуси“. Это было бы неприлично.

Райан Филлип Чилкот. Вы не согласны с таким тезисом?

Лукашенко А.Г. Нет. Это слишком просто, это слишком просто. Ну, смотря какую цель ты еще преследуешь при этом.

Поэтому, знаете, сегодня диктовать Путину у меня нет никаких оснований. Более того, мы много раз обсуждали наши проблемы (мы ведь осуществляем Союзный проект Беларуси и России, естественно мы говорили о будущем, как жить). Никогда Путин не ставил передо мной вопроса: ”Вот, слушайте, вы давайте забудьте про свою независимость, вы будете губернией Российской Федерации“. Он знает, как я на это отреагирую. Поэтому никогда не было такого обсуждения! Последний раз мы обсуждали эту тему год спустя после его выборов, последних выборов, когда он стал Президентом в очередной раз, мы эту проблему обсуждали, и мне понравилось, когда он сказал, это еще, кстати, до конфликта было в Украине: ”Нам не надо того, чтобы подчинить, захватить какую-то страну, в том числе Беларусь (это было, по-моему, после Осетии). Нормальная страна, развивается, среднеевропейское государство, – дословно говорю, – среднеевропейское государство, нормально развивается. В дружественных отношениях. Вы абсолютно не посягаете на какие-то принципы Российской Федерации. Чего нам нужно еще? Вы живете в своей квартире, мы живем – в своей, но в то же время мы – братья, мы родные люди, мы ходим друг к другу в гости“. Вот такое было обсуждение. Слушайте, нормальное, по-моему.

Райан Филлип Чилкот. Вы знаете Владимира Путина. Чего он хочет? Чего хочет российский Президент?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, я Вас не то что разочарую, но на Западе бытует мнение: ”Вот он хочет какую-то империю восстановить…“ И так далее и тому подобное. Он, по сути, другой человек, он не будет стремиться к восстановлению некой империи. Но если кто-то уж слишком будет зарываться и кивать пальцем в сторону России, да еще и дубиной размахивать, то Россия, даже не только Путин, у России,  у россиян такой менталитет, что на дубину Россия ответит. Поэтому с Россией надо быть аккуратными. Эмоциональность в отношении с россиянами – очень важный фактор. Кстати, этим, даже мы, я скажу, отличаемся значительно от американцев. Американцы более прагматичные, а мы еще и эмоциональные.

Поэтому нет у Путина желания чего-то захватить. Он современный человек, он понимает, что в современное время это очень опасно.

Райан Филлип Чилкот. Прибалтийские страныи Балтийские страны, они достаточно озабочены все-таки поведением Кремля, российского Президента. В этих странах призыв, просят военную помощь. Их волнения обоснованы?

Лукашенко А.Г. Абсолютно нет. И они меня даже удивляют, эти вот настроения, которые сегодня слышатся со стороны руководства Балтийских государств. Они меня просто удивляют!

Путин, Россия, и мы понимаем, что это – члены НАТО.  И, знаете, если через прицел, оружейный прицел, смотреть на страны Балтии, это значит столкнуться с НАТО. Это третья мировая война. Страшная война, которая никому не нужна.

Поэтому думаю, что эту ситуацию Балтийские руководители хотят использовать, наверное, как-то для внутреннего потребления (ну, может быть, где-то за счет Америки вооружиться, еще чего-то получить). Но думать о том, что с территории Беларуси на них могут напасть не то российская, не то белорусская армия, – это просто смешно…

Райан Филлип Чилкот. Вы согласны с мнением Президента России, что НАТО нечестно себя вело последние 25 лет, постоянно расширяясь на Восток, и ведет себя агрессивно?

Лукашенко А.Г. Я бы не сказал, что НАТО ведет себя агрессивно, особенно сейчас. Они понимают, что столкнуться, скажем, с нами – Россия, Беларусь и прочие, даже Украина до недавнего времени – крайне опасно. И я верю в то, что войска натовские в Европе этого не хотят. Более того, я верю в то, что Соединенные Штаты Америки не хотят глобального столкновения. Это, естественно, столкновение Америки и России или НАТО и России. Я верю в то, что они этого не хотят. Меня в этом убеждали высокопоставленные лица Госдепартамента США недавно (я перед ними ставил этот вопрос, и они обэтом сказали). Я в это верю. Но то что НАТО в последние годы нарушило договоренности с республиками Советского Союза бывшего, это факт. Мы ведь, помните, аннулировали Варшавский договор под обязательства НАТО не расширяться и не действовать таким образом, как это происходило вчера и сегодня? Но такие действия были, и НАТО расширялось. Это я говорю потому, что мы граничим с НАТО, и не одну тысячу километров, и у меня есть достаточно фактов к этому.

Райан Филлип Чилкот. Восточно-европейские страны, которые стали членами НАТО, они совершили ошибку, сделав это, провоцируя, возможно, вот эти столкновения, которые мы имеем?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, честно Вам скажу (не дежурный ответ, но банальный): это их право, это их внутреннее дело. Они хотели стать членом этой военной организации, военно-политической – они стали. Так и нас можно упрекнуть – у нас есть ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности). Нас тоже можно упрекнуть, что мы в этот блок вступили. Но мы скажем: ”Но это наше внутреннее дело, это наше право“. И, знаете, если бы НАТО не расширялось на восток, ОДКБ не было бы. Мы просто вынуждены были как-то реагировать. Хотя сравнить НАТО и ОДКБ – ну это несравнимые вещи…

Райан Филлип Чилкот. Канцлер Германии говорит, что этот конфликт, который сейчас имеется с Россией, может очень долго длиться. Вы с ней согласны?

Лукашенко А.Г. Может очень долго длиться, если этого американцы захотят.

Райан Филлип Чилкот. Всё зависит от американцев?

Лукашенко А.Г. В данном случае да. И, чтобы не образовалась еще одна ”серая“ зона (типа Приднестровья, Нагорного Карабаха и так далее), этот конфликт надо решить, эту проблему надо решить сейчас. 

Райан Филлип Чилкот. Будут еще «крымы»?

Лукашенко А.Г. Нет. Нет. Если не будет где-то прямой агрессии против территорий России, никаких Крымов больше не будет.

Райан Филлип Чилкот. Всё закончилось?

Лукашенко А.Г. Да. Надо решить этот вопрос в том русле, как это намечено здесь, в Минске. Не потому что это в Минске, а потому что это были правильные решения. Если этот путь пройти, никакого Крыма не будет. И буквально в течение трех-пяти лет эта рана начнет зарубцовываться.

Райан Филлип Чилкот. Ангела Меркель также говорит, что нельзя считать, что аннексия Крыма – необратимый процесс, что Крым может, она считает, вернуться в Украину. Она говорит: ”Правда, это может быть долго“. И она провела недавно совсем в выступлении пример – Восточную Германию (что долгие годы были холодной войны, но Восточная Германия все-таки вернулась, и есть объединенная Германия сейчас). Вы согласны с ней?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, не надо брать Восточную Германию, хотя это пример такой, красноречивый, а надо взять тот же Крым. Сколько раз он переходил из одних рук в другие…  И Турция претендовала, и другие на него, и Россия воевала за этот Крым в те давние времена Российской империи. Всё возможно в этой жизни.

История нас учит, да и сами реалии говорят о том, что всё в этом мире очень подвижно, особенно в плане глобализации, не только экономической. Еще неизвестно, в каком мире мы будем жить завтра. Поэтому нельзя говорить о том, что вот эта данность навсегда.

Райан Филлип Чилкот. Но можно то же самое говорить про Беларусь, да, она же тоже много раз менялась, как бы, из рук в руки.

Лукашенко А.Г. К сожалению, да. и делили нас, напополам делили. Мы жили и в одном княжестве, и в другом. Потом жили: на Западе – часть Беларуси, часть – на Востоке. Мы это уже прошли.  И это главный аргумент борьбы за нашу независимость. Мы больше не хотим, чтобы нашу территорию рубили и делили.

Когда я стал Президентом, у нас практически не было нормальной границы с поляками, с прибалтами и так далее, с Украиной в том числе. Мы эту границу, благодаря нам, выстроили. Мы не предъявили никому никаких претензий. Надо было определить границу с Балтийскими государствами, Литвой и Латвией – мы это сделали. Уточнили – по Польше. Мы сделали границу с Украиной, и очень интенсивно ее сегодня обустраиваем. Поэтому мы не хотим больше, чтобы нас делили. И более – мы не хотим быть разделительной какой-то линией между вами и Россией.

Райан Филлип Чилкот. А как Ваши отношения менялись с Россией после Крыма?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, даже не думал над этим. У нас никак отношения с Россией не изменились, исходя из украинских событий, абсолютно никак.

Райан Филлип Чилкот.Никак?

Лукашенко А.Г. Нет, абсолютно.

Райан Филлип Чилкот. Вы говорили про Союз, потому что много шагов по интеграции было с Россией. Беларусь стала частью Евразийского экономического союза. Это, своего рода, Европейский союз, центр которого (может быть, это спорный момент) есть Москва. Для постсоветских стран, где ведущую роль играет, можно сказать, Россия (может быть, Вы поспорите с этим, но не в этом суть вопроса), можно ли считать, что Беларусь в каком-то плане уже становится частью новой Российской империи?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, то, что на этом евразийском пространстве Россия является центральным государством, самым мощным государством, по определенным причинам, я не буду их называть, Вы это знаете, мы это в Беларуси понимаем, Казахстан понимает, Армения, Кыргызстан, которые желают вступить и стать членами полноправными этого Союза, все мы это прекрасно понимаем.

Райан Филлип Чилкот. Ну, в силу своего веса.

Лукашенко А.Г. Да.

Райан Филлип Чилкот. Но вопрос у меня другой.

Лукашенко А.Г.  Да, да, да, но вопрос в другом. Вот если бы Вы этот вопрос задали Нурсултану Назарбаеву, его бы Вы повергли в дрожь... Не только мы, мы-то, в общем-то, родственники самые-самые близкие, но прежде всего Президент Казахстана, элита Казахстана и весь народ Казахстана категорически не приемлют такого мышления. Точно так, как и мы. Ни в какую империю мы вступать не намерены. Не намерены! Но, знаете, если навешивать ярлыки, то мы можем прямо сказать про Евросоюз: кто там вершит судьбы, в Евросоюзе, кто – Германия, в пристежку идет Франция. Да, в основном эти два государства. Ну и какую-то там роль играет по-разному порой Великобритания. Что, не так? Особенно Германия. Уже даже поговаривают так, когда мы начинаем с западниками разговаривать, руководителями государств, они говорят: ”Вы знаете, надо с Германией договориться“. Поэтому везде есть лидеры (в зависимости от их экономического прежде всего веса). Так и у нас. Но чтобы стать какой-то империей, членом какой-то империи, областью в этой империи? Вы знаете, мы, наверное, еще не созрели для этого ни в Казахстане, ни в Беларуси.

Райан Филлип Чилкот. Путин предложил валютный союз. Ну, знаете, Президент России недавно предложил Вам лично и Назарбаеву, как Вы говорите, валютный союз. Что Вы об этом думаете?

Лукашенко А.Г. Мне думать нечего. Этот валютный союз в открытую, даже в грубой форме, когда-то был предложен Беларуси, на что я сказал, что единая валюта Беларуси и России возможна. Но это не значит, что это будет российский рубль или белорусский рубль. Это тоже возможно, вопрос – как будет функционировать этот валютный союз или как единая валюта будет функционировать?  Но этот вопрос в повестке дня последним должен стоять, а не первым.

И слишком раздули эту проблему. Когда мы обсуждали в Астане втроем вопрос создания единой валюты, Путин об этом говорил, что ”вот есть вопрос, чтобы более глубоко сотрудничать экономически, мы когда-то встанем перед вопросом единой валюты“. Ну, возможно, встанем, так, как евро появилось у Евросоюза. Возможно. Но это не вопрос сегодняшнего дня. И Путин говорит, это рассуждение было Путина: ”Ну вы не против, если эксперты как-то будут говорить об этом?“ – ”Хорошо, мы об этом уже давно говорим, пусть эксперты говорят“. Но не стоял вопрос введения единой валюты в какой-то период, даже дальний период. Это последний акт, который может быть в нашем Союзе. У нас столько еще проблем, столько проблем и вызовов Евразийскому союзу экономическому, что еще доживем ли мы до этой единой валюты…

Поэтому… Это раздувается проблема, естественно, с подачи российских специалистов: ”Вот поставлен вопрос, завтра уже будет единая валюта…“ Так вопрос даже не стоял.

Райан Филлип Чилкот. Вы уже много лет лично ограничены в своих действиях с Евросоюзом, с США. Как Вы считаете, с учетом того, что случилось, скажем, с российской интервенцией в Крыму, Запад должен как-то поменять подход к Вам?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, я до этого Крыма, до событий в Украине, многих-многих событий европейцев, упрекая, им говорил, а мы ведь под санкциями, в том числе и ваш покорный слуга, находимся, наверное, 10 и больше лет, я им всегда говорил:
”Санкции – это анахронизм“. Это анахронизм. Пользы от санкций не будет, даже в отношении Беларуси. Ну и что, мы рухнули, когда нам ввели санкции? Нет, не рухнули. Мир глобализирован, и вы были сторонниками этой глобализации. Поэтому, если вы где-то надавите на нас, – ну двери же открыты в других государствах. Мы сотрудничали и сотрудничаем очень эффективно с Россией, Китаем, Индией, другими азиатскими, персидскими государствами, африканскими и в Латинской Америке. Слава богу, сейчас и с Соединенными Штатами Америками выходим на нормальное сотрудничество. Ну и к чему привели эти санкции? Ни к чему. Не смогли даже задушить небольшую Беларусь, не говоря уже о России. Поэтому это анахронизм – санкции. И я об этом тогда говорил. Поэтому время, а оно главный судья, подтвердило мою правоту.

Райан Филлип Чилкот. Но у меня вопрос, может быть, немного по-другому сформулирован, то есть многие аналитики считают, что, допустим, Вы для Запада стали угрозой поменьше, чем Владимир Путин. И они смотрят на аннексию Крыма, как на тревожный шаг, и что проблема с Вами меньше, чем, допустим, с Владимиром Путиным. Выс эти согласны? И вообще Вы считаете, что действительно Вы сидите как-то чуть-чуть по-другому теперь перед ними?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, Райан, Вы мне льстите (смеется).  Я не могу быть угрозой для Запада, как Вы сказали, абсолютно. Даже для одной какой-то конкретной страны. Для того чтобы быть угрозой кому-то, надо иметь определенный арсенал и возможность угрожать. Кому я могу угрожать? Абсолютно никому. Абсолютно! Это надуманный тезис, это надуманное обвинение в мой адрес. Мы – абсолютно миролюбивая страна. И, если я попробовал бы кому-то угрожать, это был бы первый шаг к тому, что белорусы меня бы не избрали Президентом. Мы – абсолютно миролюбивый народ, мы не хотим никаких угроз, нам это не нужно. Понимаете? Ну почему я должен кому-то угрожать? У нас что, не хватает территории? Да дай бог с этой территорией разобраться. У нас на такой территории живет всего 10 миллионов человек, а мы свободно можем прокормить 20 – 25 миллионов. Нам населения не хватает на эту территорию, зачем мне кому-то угрожать? У меня что, ресурс колоссальный, что я военный, экономический, финансовый, что я сегодня могу кому-то угрожать?! Я же это прекрасно понимаю. Поэтому я никогда не был злом для Европы. Ну, знаете, европейцы, особенно американцы, пусть они на меня не обидятся, раньше по крайней мере, сейчас другие времена наступили, они считали, что тот режим, как они говорили, в Беларуси, то внутреннее устройство, которое у нас есть, государственное устройство, оно противоречит их представлениям, оно противоречит тому, что есть у них. ”У нас не хватает демократии, у нас права человека нарушаются и так далее и тому подобное, – они так считали, – поэтому надо Беларусь изменить“. Попробовали изменить разными методами – не получилось. Тогда мне повесили на грудь шильду – ”диктатор“.

Райан Филлип Чилкот. США Вас назвали ”последний диктатор Европы“.

Лукашенко А.Г. Ну, не США. 

Райан Филлип Чилкот. Новая наша секретарь тогда Госдепартамента.

Лукашенко А.Г. Да, да.

Райан Филлип Чилкот. Кондолиза Райс. В 2006 году, если память не изменяет.

Лукашенко А.Г. Вот видите, а сегодня оказалось, что не последний… Не последний я диктатор Европы. Значит, ошиблась Райс?

Райан Филлип Чилкот. В чем она ошиблась?

Лукашенко А.Г. Ну, я не последний уже. Вы только что сказали, что есть диктаторы еще похуже меня. Нет? Я уже меньшее зло? Поэтому никогда не надо говорить: последний – не последний. Времена текут, они меняются. Но я шучу, я в шутку говорю. Никаких диктаторов, кроме Соединенных Штатов Америки, в мире сегодня нет.

Райан Филлип Чилкот. Владимир Путин – не диктатор?

Лукашенко А.Г. Владимир Путин?

Райан Филлип Чилкот. Да. Я просто хочу уточнить, раз на то пошло.

Лукашенко А.Г. Да, если на то пошло и вашими мерками подходить, то ему еще далеко до диктатуры Соединенных Штатов Америки. Знаете почему? Не знаете?

Райан Филлип Чилкот. Нет.

Лукашенко А.Г. Потому что Америка имеет все ресурсы для того, чтобы в мире кому-то диктовать. Никто в мире не имеет такого ресурса. И то Америке, мы уже видим, очень сложно сегодня продвигать те или иные проекты в мире. Очень сложно. Россия гораздо слабее, чем Соединенные Штаты Америки. Поэтому я и говорю, что это меньший диктатор, чем Соединенные Штаты Америки. Про Беларусь и речи быть не может.

Райан Филлип Чилкот. Вы сами в последнее время полушуткой, так скажем, называли себя диктатором. Но тогда кто Вы на самом деле?

Лукашенко А.Г. Ну, я не знаю… Вам, наверное, виднее, Вы не в первый раз со мной встречаетесь, и, наверное, Вы, как опытный человек, прекрасно понимаете, кто я. Но, еще раз подчеркиваю, я не претендую на роль диктатора. Это во-первых. Во-вторых, я не могу быть диктатором, потому что у меня нет для этого ресурсов. Чтобы диктовать – надо иметь ресурс.

Вот у нас был диктатор – Сталин (говорили: диктатор), но у него полмира было, унего был огромный ресурс, и он доказал, что Советский Союз был мощным тогда. Можно было сказать, что Советский Союз в какой-то степени был страной-диктатором. Это была мощная держава, а сейчас ее нет. Я только что сказал: можно сказать, что сегодня у нас диктатор глобальный один – Соединенные Штаты Америки. Американцы могут диктовать. Можно сказать, что региональный диктатор – Китайская Народная Республика. Образно говоря, по мощи. Да, она мощная страна, с ней надо считаться, она может кому-то что-то продиктовать. Слава богу, не делает это. Точно так можно сказать и о России. В региональном плане. У них для этого, чтобы быть мощным, сильным игроком в регионе, у них для этого ресурс есть. Глобальным (кроме Америки) – нет.

Райан Филлип Чилкот. Когда мы встретились с Вами последний раз 14 лет назад, если Вы помните, мы обсудили (тогда Вас обвиняли, если Вы помните, в применении ”эскадрона смерти“ в отношении к оппозиции), мы с вами эту тему обсудили. Вы мне сказали две вещи, что, конечно, это не так, потому что мы все-таки в Европе, это цивилизованное место. И Вы так же сказали, что лучше было бы сохранить и сберегать ваших оппонентов, потому что…

Лукашенко А.Г. …другой оппозиции мне не надо. ”Ее надо кормить, сохранить, такой чтобы была“.

Райан Филлип Чилкот. Чтобы у Вас было с кем сражаться, потому что она слишком слаба.

Лукашенко А.Г. Ну да, на это был намек.

Райан Филлип Чилкот. Вы помните, да?

Лукашенко А.Г. Помню, конечно.

Райан Филлип Чилкот. Как Вы считаете, несправедливо сказать, что уже не осталось у Вас оппозиции?

Лукашенко А.Г. Несправедливо. Вы знаете, есть оппозиция, часть людей, с которыми можно и нужно вести диалог, разговаривать, убеждать их. И среди интеллигенции очень много их. Это нормальная ситуация в обществе. Есть крайняя оппозиция, радикальная аппозиция. Я часто говорю: вы знаете, мы знаем их поименно, этих оппозиционеров… Вот эта головка, это ядро оппозиционное, – это порядка 400 человек, по всей стране 400 человек.

Райан Филлип Чилкот. В Беларуси? Или вне Беларуси?

Лукашенко А.Г. В Беларуси. 400 человек.Вот они собираются всегда на разные мероприятия. Недавно мне доложили, я даже забыл, не следил за этим, они отпраздновали ”День воли“ – это такой праздник оппозиционный. Ну и что Вы думали – вначале этого мероприятия собралось 350 человек. 350 человек – близко к тому, о чем я сказал. Это непримиримая оппозиция, им чем хуже в стране, тем лучше. Ну, я их тоже не отвергаю, но называю ”пятой колонной“, потому что они готовы на всё, они готовы на всё, но только не на то, чтобы им было хуже. Они готовы вперед себя вытолкнуть какие-то группы людей, чтобы они страдали, но только не они. Они сегодня стоят на коленях у вас, у американцев, у немцев, у Запада, просят гранты: ”Дайте деньги, мы тогда будем бороться с режимом“. Я в шутку говорил: ”Ну, дают там фонды им, что-то – ну это тоже инвестиции в нашу экономику (они автомобили покупают, потом бензин покупают, дома строят для себя)“. Ну ради бога. Но, как только они заявляют о дестабилизации обстановки внутри страны и начинают это осуществлять, мы, конечно, стараемся это пресекать. При этом мы никогда, в отличие от вас, Соединенных Штатов Америки, не использовали водометы, слезоточивый газ и так далее и тому подобное. Дай бог, чтобы этого никогда не было.

Поэтому у нас разная оппозиция. И я нормально это воспринимаю. Я ведь сам пришелиз оппозиции к власти. Я сам пришел из оппозиции к власти. И многие люди нормальные, спокойные, со своим мнением со мной ушли.

Райан Филлип Чилкот. После последних президентских выборов 5 кандидатов в президенты пошли в тюрьму (в одном случае даже до закрытия избирательных участков). И один остался, из этих пяти, в тюрьме. Это было нужно?

Лукашенко А.Г. Абсолютно, абсолютно не нужно. Это вредно. Прежде всего для меня. Но они же пошли не потому, что они были кандидатами в президенты. Вы же согласитесь с тем, что они для меня конкурентами никакими не были. Поэтому их поход, как Вы сказали, в тюрьму был абсолютно не нужен нынешней власти и прежде всего Президенту. Но они нарушили закон. Знаете, скажу, грубо нарушили закон. Это было связано с дестабилизацией обстановки в стране. Четверо, как Вы говорите… Я, правда, не знаю, пятеро там или сколько? Первый раз слышу…

Райан Филлип Чилкот. Пятеро.

Лукашенко А.Г. Ну дай бог, пускай пять-шесть, не важно, они не хотели быть в тюрьме, они не в тюрьме.

Райан Филлип Чилкот. Четверо не хотело, четверо.

Лукашенко А.Г. Да.

Райан Филлип Чилкот. Вы говорите, что четверо просили помилования, да?

Лукашенко А.Г. Четверо не хотели быть в тюрьме. Один, который сегодня находится там, он хочет быть узником. И он считает, что ”я буду узником, это сделает меня героем в Беларуси“. Ну, думать не запрещено… Хочешь так – пусть будет так.

Райан Филлип Чилкот. Я разговаривал с некоторыми представителями оппозиции, и понятно, что они не уверены в том, как они хотят подойти к этим следующим выборам.

Лукашенко А.Г. Они не знают, как подойти к ним.

Райан Филлип Чилкот. Да, они говорят,что есть дилемма, что если будет какая-то дестабилизация, если будут какие-то беспорядки, то Россия сможет воспользоваться этим, для того чтобы сделать то же самое, что делают, допустим, в Крыму. Как Вы на это смотрите?

Лукашенко А.Г. Спокойно смотрю. Вы знаете, то, что они уничтожили оппозицию, оппозиционное движение, то, что они уничтожили оппозиционное движение, – это факт. И это нужно чем-то оправдать. Вот они этим и оправдывают. Они неспособны сегодня (неспособны сегодня!),так сложилось время, это объективно, время так, ну так обстоятельства сложились, и, во-вторых, это и их вина, что они не стали нормальной и цивилизованной европейской оппозицией. За чужие деньги со стороны никакую оппозицию народ не примет. И с такой идеей ”чем хуже – тем лучше“ их народ тоже не примет. Им надо полностью менять и идеологию свою, и подходы к своему оппозиционному движению.

Поэтому они сегодня пытаются оправдать свою неспособность тем, что ”если мы будем активно бороться против режима и Лукашенко, то этим воспользуется Россия“. Хорошее объяснение. Ну слава богу, меня это устраивает…

Райан Филлип Чилкот. Это Ваша пятая будет избирательная кампания президентская?

Лукашенко А.Г. И седьмая – депутатская.

Райан Филлип Чилкот. С учетом того, что происходит на постсоветском пространстве, с учетом того, что случилось в Крыму, она чем-то будет отличаться от предыдущей?

Лукашенко А.Г. Но дело не только в Крыме.

Райан Филлип Чилкот. Но я по Крыму, это меня интересует. Крым что-то поменял?

Лукашенко А.Г. Все думают, что Крым и Украина – это плюс Лукашенко (всё, что там произошло).

Райан Филлип Чилкот. На самом деле оппозиция и говорит, что вот это для Вас, то, что случилось в Крыму, это Вам подарок.

Лукашенко А.Г. Это цинично.

Райан Филлип Чилкот. Потому что все-таки люди опасаются не Вас, а потери страны, независимости страны. Вот есть такое мнение.

Вы сказали ”плюс“, а я Вас перебил.

Лукашенко А.Г. В связи с этим, в связи с Крымом, мы никак не можем потерять страну. Мы страну можем потерять только своей безмозглой политикой. Да, Беларусь находится в очень сложном положении, где надо, прежде чем сделать шаг, надо тысячу раз подумать, чтобы не потерять в результате страну.

В чем молодцы оппозиционеры, как Вы их называете, в чем? Я рад, что они так рассуждают, они этим самым демонстрируют, что они не готовы сегодня взять власть в Беларуси и удержать страну. И они, наверное (я рад буду думать, что это так), они сегодня во власть не лезут. И слава богу. Если ты не можешь удержать страну – не бери власть, не бери на себя эту ответственность.

А что касается Крыма и Украины, что там произошло и это в плюс Лукашенко… Это цинизм, так нельзя рассуждать! Какой тут мне плюс? Просто люди в Беларуси начали понимать и ценить, что выше стабильности и мира ничего нет. Белорусы это давно понимают, что государство должно быть стабильным, что главный приоритет, главное – это мир. Всё остальное мы купим. Пусть мы будем немножко беднее, чем другие, у нас нет столько ресурсов, чтобы быть такими богатыми, но мы будем жить в мирной стране, где не будут умирать от осколков и пуль наши дети и старики. 

Райан Филлип Чилкот. Что будет с Беларусью, когда Вы перестанете быть Президентом, что-то с Вами случится?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, мы должны, и я в том числе, сейчас, находясь у власти, сделать всё, чтобы и без меня, без нынешнего поколения политиков, которое рано или поздно уйдет, Беларусь оставалась суверенной и независимой. И мы это сделаем.

Райан Филлип Чилкот. Есть человек, который может Вас заменить? Вы думали о преемнике?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, это анахронизм Вашего мышления, это характерно для людей, которые прожили некоторое время в России.

Райан Филлип Чилкот. Меня можно в этом упрекать.

Лукашенко А.Г. Да, вот эта зараза у Вас укоренилась.

Поверьте, я категорически против всяких наследников. Я очень хочу, чтобы после меня абсолютно демократично на выборах был избран человек, который как я будет переживать за этот кусок земли и за тот народ, который здесь живет. Я больше ничего не хочу.

Райан Филлип Чилкот. А Вы представляете такого человека, который кроме Вас мог бы быть избранным белорусским народом?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, думаю, что этот человек или эти люди (может, не один) где-то есть. Но, согласитесь, это и оппозиция, и вы на Западе признаете, но не видно их пока, пока не видно, но я уверен, они где-то есть. Меня тоже когда-то никто не видел. Так случилось, что народ взял и сделал ставку на Лукашенко неожиданно. Поэтому может быть и такая неожиданность. Хотя не хотелось бы, чтобы это было неожиданно, потому что времена другие, сейчас шутить нельзя и рисковать. Белорусский народ не должен рисковать, как он рискнул когда-то, избирая меня, этого нельзя делать, и достаточно не зная меня. Вот поверили почему-то и избрали. Я думаю, что я их не очень подвел. Но сейчас рисковать нельзя.

Поэтому есть люди. Народ должен определиться, кто это должен быть.

Райан Филлип Чилкот. Но Вы сами как-то подготавливаете человека к этому моменту?

Лукашенко А.Г. Нет, нет, нет. У меня нет группы людей, которых я обучаю и готовлю в президенты. Клянусь, у меня таких нет. Тем более моих детей. Это правда.

Райан Филлип Чилкот. Поговаривают, что может быть один из Ваших сыновей.

Лукашенко А.Г. Вы знаете, мои сыновья не президенты, они к этому и не стремятся, и это главное. И если сыновья не хотят работать в этой должности, то и не надо их к этому готовить.

Райан Филлип Чилкот. Переходим на экономику, не без этого. Как складывается обстановка сейчас с экономикой в Беларуси в этом году, она непростая, да?

Лукашенко А.Г. Да, Вы просто с языка сорвали. У нас ситуация непростая. Как в России, в Казахстане, на постсоветском пространстве и во многих странах мира обстановка непростая. На нас серьезно повлияли санкции, которые вы ввели против России, мы их почувствовали. Будучи в Астане, это был наш главный вопрос, мы обсуждали эту тему – санкции против России и девальвация российского рубля, обвал, обвал цен на нефть (это, естественно, очень усложнило ситуацию в России), и как это повлияло на членов Евразийского экономического союза. Это была главная проблема, которую мы обсуждали.

Поэтому у нас непростая ситуация в экономике, но не критическая. Очень плохо, что мы в свое время медленными темпами диверсифицировали как свою экономику, так и свой экспорт.

У нас открытая экономика – мы больше половины, что производим, продаем, иэтим самым зависим от внешних рынков.

Поэтому мы не успели достаточно далеко уйти от рынка России, рынка постсоветского и перейти на другие рынки. Сейчас форсируем этот процесс, форсируем, чтобы диверсифицироваться.

Райан Филлип Чилкот. Решение ваших проблем – это диверсифицировать экспорт?

Лукашенко А.Г. Это главное, потому что это приток валюты. Приток валюты дает нам возможность удерживать и финансово стабилизацию, и курс, естественно, рубля (он сейчас стабилизировался на определенной отметке, мы не вбрасываем золотовалютные резервы, для того чтобы его поддерживать, установили плавающий этот курс, и слава богу, что он как-то стабилизировался). Где-то в ручном управлении, где-то, если это нужно, мы пытаемся не допустить обвала. Мы со стороны государства не делаем шагов, для того чтобы усугубить инфляцию. Это у нас получилось.

Поэтому, я думаю, непростая ситуация, но не кризисная, нет такого страшного обвала.

Райан Филлип Чилкот. Каким Вы видите прогноз, допустим? Мы уже несколько вещей там отметили с Вами, экономика, инфляция, валюта, курс, имеется в виду, каким Вы видите прогноз по экономике, инфляции, курсу в этом году?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, что касается инфляции, нам очень хотелось бы, вот я думаю, что нам неплохо было бы выйти в 12 – 15 процентов инфляции, с таким расчетом, чтобы уже в будущем году эта цифра была однозначна. Мы можем это сделать.

Что касается золотовалютных резервов. Накапливать их сейчас сложно. Очень важно их не потерять, не уменьшить.

Самая большая проблема – это тот относительно небольшой долг, который мы в этом году должны выплатить. Это где-то 2,5 – 3 миллиарда долларов – это самый пик в этом году, дальше у нас 1,5 миллиарда, в следующем году, миллиард. Это немного, совсем немного. Да и 2,5 – это немного, если бы не было проблем вот этих в экономике.

Поэтому мы рассчитываем, что нас европейцы поддержат по евробондам, если это недорого будет. И мы проводим переговоры
с Россией о рефинансировании этого долга. Я думаю, это нам удастся.

Райан Филлип Чилкот. Вы думаете, вы можете рефинансироваться в этом году?

Лукашенко А.Г. Абсолютно.

Райан Филлип Чилкот. И можете платить по долгам, да?

Лукашенко А.Г. Да, абсолютно. Даже если этого ничего не получится, у нас бюджет сверстан так, чтобы в этом году
2,5 – 3 миллиарда долларов выплатить. И мы их выплатим, потому что мы не хотим даже рефинансироваться настолько, чтобы затягивать выплаты по долгу. Надо рассчитаться, как бы сложно ни было, и дальше действовать. Дальше будет легче.

Райан Филлип Чилкот. Вы планируете взять в долг в России?

Лукашенко А.Г. Или взять, или отсрочить выплаты в этом году, рефинансироваться.

Райан Филлип Чилкот. Вы планируете вернуться на рынки в этом году, чтобы взять деньги на Западе евробондами?

Лукашенко А.Г. Да. Мы к этому близки. Есть банки, которые готовы это сделать. Есть там определенные…, были торможения в принятии решений в Европейском союзе, а сейчас эти проблемы сняты. Европейцы, спасибо им, нас в этом отношении поддерживают. Более того, мы интенсивно сегодня ведем переговоры с Международным валютным фондом, чтобы выйти на новую программу. Они готовы с нами вести диалог по формированию новой программы, МВФ, в Беларуси.

Но это не наша главная цель – лезть в долг. Перед Правительством, новым Правительством, поставлена жесткая
задача – хватит долгов, давайте рассчитаемся, у нас есть возможность, пусть сложно, рассчитаемся с этими долгами. И больше брать в долг не нужно.

Райан Филлип Чилкот. То есть Вы обсуждаете новый займ от МВФ?

Лукашенко А.Г. Да, уже, по-моему, двеили три состоялись встречи.

Райан Филлип Чилкот. А сколько вы денег просите у МВФ?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, мы пока о конкретной цифре не вели разговор, но при наших выплатах сегодня в 2,5 миллиарда ну нам хватило бы и 2 миллиарда. То есть это небольшие суммы.

Райан Филлип Чилкот. Но, насколько я понимаю, МВФ требует реформ здесь. Вы готовы на то?

Лукашенко А.Г. Мы абсолютно готовы на реформы, тем более, а это все агентства международные свидетельствуют, что мы реформируемся: 58-ое было место по реформированию, а сейчас 28-ое или 32-ое и так далее. Мы постоянно движемся в этом направлении. И то, что от нас требует МВФ, это не новость, это абсолютно правильно. Но только это надо делать вовремя и с выгодой для государства. Если это нам будет выгодно и если это ко времени, те или иные реформы, мы их сделаем немедленно, даже без МВФ.

Поэтому здесь вопросов нет по поводу реформирования. Главное, чтобы только вот эти предложения МВФ или требования не были политизированы. Вот это недопустимо.

Райан Филлип Чилкот. Господин Президент, спасибо за интервью.

Лукашенко А.Г. Спасибо Вам.

 


Телеверсия интерью
Президента Беларуси А.Лукашенко

медиахолдингу "Блумберг" (США)

 

© 2016, Пресс-служба Президента Республики Беларусь