Рус
Главная   /  События  /  Архив

Интервью Александра Лукашенко белорусским телеканалам

2 июля 2003 года
В канун Дня независимости Президент встретился с журналистами белорусских телеканалов и ответил на их вопросы.

А.Зимовский (СТВ). Александр Григорьевич! От имени коллег хочу поблагодарить Вас за интервью и поздравить с наступающим праздником. Первый вопрос: что такое для Вас независимость, суверенитет и обладаем ли мы реально тем и другим?

А.Лукашенко. — Казалось бы это простой вопрос; что такое независимость, суверенитет? Наверное, уже и дошколята хорошо усвоили эти термины. Но вот обдумывая их не с точки зрения теории — она понятна — а практически, я прежде всего думаю о людях. Я хотел бы, чтобы вы, элита, сами понимали, воспринимали это понятие и в итоге заявляли, что наша страна по–настоящему суверенная и независимая. Вот тогда я буду считать, что у нас в стране действительно существует реальный суверенитет и независимость. Но все–таки понятие "независимость" и реальная независимость — вещи разные. На самом деле мы по многим позициям зависимы. Да и, наверное, мир очень зависим, точнее, взаимозависим от многих процессов. Любое государство зависит от других стран. Даже самое сильное, и крупное. Возьмите самое мощное государство сегодня, которое порождает проблемы для мира. Оно, во многом зависит от поставок сырья, нефти, газа и так далее. Эта зависимость порождает и соответствующие действия этого государства, порой не совсем приличные. В силу своей зависимости! Что касается Беларуси, то мы свою независимость, как мы ее понимаем, свой суверенитет обрели фактически недавно. Что такое для истории десяток лет? Тем более, что реально мы строим независимость и того меньше, наверное, со времени избрания Президента. Потому что институт президентства, это уже элемент серьезного суверенитета. Скоро девять лет, как мы уже имеем Главу государства, получили возможность с появлением этого института действовать соответствующим образом. И вот за это время мы потихоньку, с трудом карабкаемся по "скалам" к своей независимости. Но создали ли мы полностью независимое государство, стало ли наше общество в полном смысле слова независимо? Конечно нет. Это — большой процесс. И на этом пути нам предстоит решить еще немало задач и преодолеть немало проблем. И я хотел бы задать риторический вопрос: а готово ли наше общество к полной независимости? Готово ли оно отказаться от спокойного развития этого процесса, спокойного движения к независимости?

Все хотят быть абсолютно независимыми и суверенными. Но я часто говорю — это очень дорого! И больно, если делать сразу. Вот, представьте, если я скажу: с завтрашнего дня мы будем жить по мировым ценам и мировым стандартам. То есть, завтра мы должны снизить налоги и дать возможность тем, кто сегодня может, зарабатывать большие деньги. Потому что сегодня мы перераспределяем средства, в том числе, от богатых бедным. За счет тех, кто платит налоги, мы помогаем тем, кто не платит. Это старики, пенсионеры, инвалиды, ветераны. Это называется процессом перераспределения. Не совсем с точки зрения рыночной экономики правильно. Но готовы ли мы сегодня к этому? Готовы ли взвалить на себя это бремя такого суверенитета? Не готовы. И так в жизни не бывает. А там где решили пойти иным путем, еще немного подобных шагов и "революция" будет. Мы будем двигаться аккуратно и спокойно. И обретать свою полную, если можно так выразиться, независимость будем очень спокойно. Надо набраться терпения. Вот это, наверное, главный вопрос для нас сегодня.

И еще, что я хотел бы сказать. Знаете, неожиданно, наверное, для нас мир интенсивно развивается в новом направлении союзов и объединений. Даже 10 лет тому назад мы не могли бы представить, что Европа и другие регионы будут так интенсивно стремиться к союзам. Показательным здесь является Евросоюз. К сожалению, на постсоветском пространстве законодателями мод являемся не мы. Хотя у нас основа и база, и фундамент были солидными. Мы жили в одном государстве. И именно нам было бы реально выступить законодателями объединительной моды. Нет, Евросоюз идет впереди. Стерли все границы между государствами, установили абсолютно равные условия для субъектов хозяйствования граждан, разницы там нет. Создали общий бюджет, принципы установили. Кое–где уже идут реформы. В сельском хозяйстве Евросоюза, например. И, в конце концов, ввели единую валюту. Как венец всего этого процесса — единая валюта евро, которая сегодня усиливается. Могли ли мы представить и ожидать, что так произойдет и нас кто–то в этом опередит? Не могли даже 10 лет назад. Я лично не мог это представить. Это подтверждает ту истину, которую мы выработали 8 — 9 лет назад. Тогда все нас критиковали за то, что мы стремимся к союзу с Россией и с другими государствами, выступили инициаторами интеграции. Сейчас нас уже в этом не обвиняют. Нас уже обвиняют, правда, "под заказ" в том, что мы якобы чуть ли не тормозим эти процессы, особенно в рамках Союзного государства с Российской Федерацией. То есть мир неожиданно "рванул" к объединению, к образованию на планете союзов. А мы начали отставать. Нам надо усиливать этот процесс. Я это говорю к тому, что понятие независимости как–то начало стираться под влиянием другой тенденции, которая стирает границы, стирает различия между народами и объединяет на этой тесной планете пока в разные, но большие союзы отдельные государства. И, наверное, жизнь подталкивает к тому, что мы вскоре на планете вынуждены будем стереть всякие грани между народами. Я боюсь сегодня забегать вперед и говорить, что образуется какой–то там всепланетарный народ. Но к этому единству, всенародному единству мы идем. Тенденция сегодня такова. Поэтому давайте будем ценить наш государственный суверенитет, давайте будем нашу независимость оценивать так, как положено ее ценить, но будем ее использовать так, чтобы людям лучше жилось. Не просто будем молиться на суверенитет, как на икону, а делать все, чтобы людям было лучше.

Главным при этом, я считаю, не потерять "кусок земли", на которой должен жить белорус. Нас сегодня 10 миллионов с лишним, плюс гостей у нас каждый день бывает до 3–х миллионов. То есть 13 миллионов людей на этом клочке земли должны чувствовать себя хорошо. Вот это нам ни в коем случае нельзя потерять, чтобы каждый белорус чувствовал, что он, его потомки всегда найдут здесь место для жизни и для того, чтобы заработать, прокормить свою семью. Для того, чтобы наши дети могли ходить в парки, на детские аттракционы. Я вспоминаю вчерашнее открытие парка имени Горького. Чтобы вы спокойно могли выехать в лес отдохнуть, подышать свежим воздухом, собрать грибы, ягоды. Для того, чтобы вы имели клочок земли, чтобы могли его обработать, поддержать свою семью, особенно крестьяне. Еду вчера, стоит автомобиль, семья выходит, пошли в лес свободно, никто их не остановил, как на Западе. Там же все частное! Там в чужой лес еще зайти попробуй! Вот он остановил машину, он и не думает, что он пройдет через чью–то землю. Думаю, все–таки это прекрасно, когда наш человек спокойно возьмет сынишку или дочурку за руку и идет в лес собирать грибы или ягоды. А мы, власти, должны обеспечить человеку вот эту нормальную жизнь. Наверно это и есть благо для человека, а это возможно только в суверенном государстве.

Этого нам ни в коем случае нельзя лишиться.

Нам надо иметь свои органы власти. Власть такую, которая бы могла защитить наш народ. Это кирпичики того суверенитета, который мы обрели и который сегодня в состоянии и обязан обеспечить нормальную жизнь людей.

А.Мартыненко (БТ–1). Александр Григорьевич, на протяжении всей истории Беларуси постоянно были попытки посягательства на ее независимость, на ее самостоятельность. Современная Беларусь по–прежнему является лакомым куском как для Запада, так и для Востока. Будем откровенны: в настоящее время на нашу страну оказывает довольно мощное давление. И в связи с этим хотелось бы узнать Ваше мнение. Сможем ли мы сегодня самостоятельно отстоять свою независимость и отразить то давление, которое оказывается на нашу страну извне?

А.Лукашенко. — Если граждане нашей страны готовы отстоять свой суверенитет, свою независимость, то мы ее отстоим. Я к этому готов как Глава государства, как человек, который имеет большие полномочия и на котором лежит, конечно же, неизмеримо большая ответственность за страну. Я к этому готов. Я все делаю для того, чтобы в любой момент, в случае обострения ситуации (не дай Бог, конечно) мы могли отстоять свою независимость. Притом разными методами, вплоть до крайних мер. Я к этому готов. Думаю, что и вы тоже к этому готовы.

Да, на нас постоянно оказывалось и оказывается давление. И знаете, здесь есть много объективного. Я только назову один фактор.

Представьте мир. Конец 80–х — начало 90–х годов, до развала Советского Союза. Всё вроде устоялось. Существовало 150–170 государств. Каждое имело свою нишу, как у пчёл, соты в рамках. Каждую эту клеточку занимало определенное государство. Они были объединены или не объединены в союзы. Но уже всё устоялось. И вдруг — взрыв! На шестой части планеты произошел социальный взрыв — распалось крупное государство, которое во многом определяло судьбу планеты, и в какой–то степени уравновешивало противоборство между США и Советским Союзом, между Западом и Советским Союзом. Оно стабилизировало ситуацию, уравновешивало. И после этого взрыва образовалось много государств, что имело сильное влияние на весь мир. Мы же не остались в той клеточке. Вроде бы эту клетку заняла правопреемница Россия. А для нас, полтора десятка государств, где место? И мы начали искать свое место. Может быть, своеобразно, ведь опыта у нас не было. Мы начали создавать свои государства — независимые, суверенные. Где–то кого–то плечом задели. И начался в какой–то степени негативный процесс. На нас искоса стали смотреть: "вот еще добавились, им тоже надо место под солнцем". Нас начали как–то "отстраивать", "подстраивать" под что–то, регулировать (это позиция, например, Западной Европы). В чем–то не нравится Беларусь и Российской Федерации, ее руководству. Вы тоже это видите. Но объективность состоит в том, что мы появились, мы есть и нам надо "свое место под солнцем". Мы не безродные, знаем — откуда мы, кто мы. У нас есть свой кусок земли, на котором веками жили наши люди. Поэтому мы требуем своего места под солнцем. Таков объективный процесс, и он дается нелегко. Это надо воспринимать спокойно. Запад можно упрекнуть только в том, что ведь они хотели, чтобы Советский Союз развалился. Но не хотели тех последствий, которые сегодня происходят в экономике, политике, дипломатии, в военном отношении. Но надо было просчитывать! Они всё делали для развала Советского Союза. И должны были быть готовы к нестабильному миру после распада. Поэтому в этом плане мы Запад можем упрекать. Но пройдет какое–то время, и мы в этой борьбе займем определенную свою нишу под этим большим солнцем. Это естественно. Непонятно другое. Мы с Россией и с другими государствами жили в одной стране, особенно с русским народом. Вы помните начало 90–х годов, когда у власти были наши националисты, когда они, как я образно говорю, всех русских "посадили" на чемоданы. У нас был бы крайне нежелательный процесс, если бы россиян, русских просто выдавливали из страны. Это был бы страшный для Беларуси процесс. Потому что белорусы, русские для меня — это люди, абсолютно похожие, неразличимые, наверное, даже на генном уровне. Мы бы просто сломали страну. Но это было. Придя к власти, мы всё–таки этот негативный процесс притушили. Даже не притушили, а вообще искоренили. Мы стали жить здесь как единый народ — белорусы, русские, украинцы, евреи и поляки, граждане прибалтийских государств, многие другие. У нас мир и покой.

Казалось бы, России надо дорожить этим, поддерживать такие тенденции в Беларуси. Ан нет, чего–то не нравится. Сегодня идет давление на Беларусь, притом с использованием "оружия массового поражения" (иначе это не назовешь) — средств массовой информации! Средства массовой информации — это сегодня оружие массового поражения. Самое мощное. Это война, которая никогда не прекращалась. Вспомните определенные "проделки" журналистов на границе и прочее, козни Березовского, который ОРТ владел, и так далее. Все это направлялось властями России в те времена. Потом как–то притухло. Затем благодаря нашей инициативе мы все–таки вышли на заключение Союза с Российской Федерацией, хотя Россия, видимо, другое в этом видела. Мы же искренне шли на такой Союз. Тем не менее, информационная война, информационное давление было всегда. Сейчас снова вспышка. Встает вопрос: почему? Я уверен, что вы знаете, что не нравится России, но ждете и вы, и общество от меня ответа. Отвечаю. Россия, строя с нами отношения, конечно, готова это сделать, если можно так грубо сказать, малой кровью для себя. Вот они не готовы идти на изменения Конституции, чтобы где–то уступить Беларуси. Они не понимают, что нам надо идти на изменение Конституции и уступать России. И что мы — государство! У нас есть народ. И желательно, чтобы уступки были равнозначные. Это не значит, что мы должны что–то поровну поделить. Делить–то нечего! Строя Союз, надо делать навстречу друг другу одинаковые шаги, как в Евросоюзе. Там же нет малых и больших, слышны все голоса. Этого не хочется. И началось: "мухи — котлеты" в экономике, поделить страну на 7 частей и включить в состав России, или целиком Беларусь в состав России включить. Мы это принять не можем. "Ах, раз ты, Лукашенко, этого не хочешь, мы тебя "наклоним", попробуем "сломать". Не получилось. Подошли к экономике. Да, у нас модернизированная, восстановленная, возвращенная к жизни экономика. Наши предприятия сегодня работают. Худо–бедно они обеспечивают мало–мальски нормальное существование нашему обществу. Что ж, обнаружили наиболее лакомые куски. Там уже все поделено, возникли мощные олигархические кланы, которые бросили взгляд на Беларусь. А место–то выгодное — в центре Европы! Как ни крути, ни верти, лети или по земле передвигайся, все равно через Беларусь. И предприятия неплохие. Надо приватизировать! Надо взять!

Мы не против — давайте приватизировать, но платите. А платить не хотят. И опять Лукашенко "стал поперек". Значит, надо "сломать". Вот этот комплекс причин, которые обусловили давление на нашу страну и, прежде всего, на ее Президента. Я еще раз хочу сказать, мы к этому привыкли. Какие бы мы ни были, меньше во столько–то раз своей братской России, мы все равно не смиримся с тем, чтобы нас в спину толкали то ли с Запада, то ли с Востока и заставляли нас делать то, что невыгодно нашей стране и нашему народу. Это позиция твердая, неизменная, и я ее в очередной раз заявляю накануне Дня Независимости нашего государства.

Ю.Козиятко (ОНТ): –Александр Григорьевич, Вы сейчас хорошо сказали, что за таким философским понятием, как суверенитет стоят какие–то простые, конкретные вещи: земля, лес, скажем. Для государства — это денежная единица. Когда мы говорим о введении единой денежной единицы с Россией — российского рубля, это не является угрозой суверенитету Беларуси?

/закачать файл целиком/

Интервью Александра Лукашенко белорусским телеканалам - полный текст

Теги: Интервью
© 2019, Пресс-служба Президента Республики Беларусь