Рус
Главная   /  События  /  Архив

Послание Президента белорусскому народу и Национальному собранию

22 апреля 2014 года
Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко обратился с ежегодным Посланием к белорусскому народу и Национальному собранию, 22 апреля 2014 г.

Сильная экономика и честная власть — фундамент независимости страны
и процветания нации

Дорогие соотечественники!

Уважаемые депутаты, члены Совета Республики!

Уважаемые приглашенные, руководители дипломатического корпуса!

Я обращаюсь к вам в непростое время. Государства, окружающие нас, пришли в движение. Бурлит Украина, в полный исторический рост пытается встать Россия. На наших глазах рушатся старые границы. И впервые за много лет в Европе вновь потянуло дымком от взрывов...

Постсоветский период закончился. Начинается новая эпоха. И какой она станет, не знает, к сожалению, никто.

К счастью, внутри нашей страны спокойно. И на международной арене мы по–прежнему выступаем в роли ответственного и надежного партнера, желающего всем народам мира и добра. Мы не вовлечены во внешние конфликты.

И все же нам есть о чем беспокоиться. Мы живем не на затерянном острове в океане. Любые геополитические катаклизмы, особенно в Восточной Европе, обязательно затронут и нас.

В этой ситуации мы должны любыми средствами отстоять главную нашу ценность — независимость страны, святое право жить на своей земле и самим распоряжаться своей судьбой.

Для этого необходимы как минимум три вещи:

во–первых, единство народа Беларуси;

во–вторых, извлечение уроков из своих ошибок и ошибок соседей;

в–третьих, ясный проект будущего Беларуси, способный воодушевить и объединить как старшее, так и молодое поколение нашей страны.

О единстве народов мы говорим часто, и это не ритуальные слова, еще древняя Библия учила: «Дом, разделившийся в себе, не устоит». Сегодня история демонстрирует нам трагическое подтверждение этой тысячелетней мудрости.

Мы, белорусы, не хотим и не должны допустить раскола нашего общества. Наши независимость и молодая государственность раздражают, конечно же, многих. И если в нашем единстве появится трещина, обязательно найдутся желающие этим воспользоваться.

Благодаря единству за последние двадцать лет мы создали то, о чем веками мечтали наши предки, — построили первое в истории независимое белорусское государство.

Наш курс выработан всем обществом — молодыми и старшими поколениями, рабочими и крестьянами, предпринимателями и интеллигенцией, сторонниками власти и ее критиками. Всеми, кто неравнодушен к Отечеству и кто любит Беларусь. И если мы и дальше сохраним главную ценность — наше единство, то Беларусь сбережет независимость и продолжит свой уверенный путь в будущее.

Именно благодаря единству мы выбрали свой путь в экономике — путь здравого смысла и справедливости. Мы не дали растащить собственность, не дали поделить общество на нищих и богачей, защитили и поддержали человека труда. У нас не пылают баррикады, не громят здания, не грабят и не убивают людей среди бела дня.

Единство народа не означает единомыслия. Нам не нужно серое общество — покорное и равнодушное ко всему. Такое общество — без ценностей, без корней, без веры в себя — легко станет добычей враждебных сил, как внутренних, так и внешних.

Нам нужна живая страна с разнообразием идей и мнений, с активной позицией всех ее граждан. Только тогда мы выстоим в любую бурю.

Сегодня не только Беларусь, вся Европа находится на переломе исторических эпох. Каждое государство должно дать ответ на вызов времени. Каким будет наш ответ, зависит не только от власти, от Президента, но и от каждого из нас.

Поэтому мне хотелось бы, чтобы все то, о чем я буду говорить сегодня, стало не только поводом для общественного обсуждения, но и предметом живой широкой дискуссии.

Искренний, честный общественный диалог — это самая надежная гарантия от раскола и смуты.

Беларусь — по–своему уникальная страна. В ней сходятся восточная и западная ветви христианства (православие и католицизм), на одной земле живут белорусы, русские, украинцы, евреи, поляки, татары...

И наша уникальность в том, что долгие годы они живут мирно и дружно, помогая друг другу, сохраняя свой язык и культуру, но при этом чувствуя себя частью одного целого, имя которому — народ Беларуси.

Конечно, это далеко не всем и не всегда нравилось. Попыток взорвать изнутри мир в Беларуси было немало. Но все они провалились.

Когда–то нас пытались упрекнуть в том, что мы якобы ущемляем поляков или католиков. Но потом даже самые отъявленные наши недруги в той же Польше стыдливо списали в архив свои измышления.

Сегодня появились еще более удивительные рассуждения о том, что у нас, мол, где–то якобы начинают зажимать не то русских, не то русский язык. Конечно, большую глупость не придумаешь.

Скажу прямо: нет ни одной страны в мире, где бы так бережно относились к великому русскому языку и к великой русской культуре. Я имею в том числе в виду и Россию.

Мы сделали русский государственным языком еще в те годы, когда унижения той же России и русских было нормой.

Более того. Мы считаем (и я многократно об этом говорил), что русский язык — это общее достояние прежде всего трех братских народов: украинцев, белорусов, россиян, да и других народов, которые жили среди нас, с которыми мы жили в одной стране. Этим самым хочу еще раз подчеркнуть для тех, кто пытается «приватизировать» русский язык: он наш, он ни российский, ни украинский — он наш. Это живое достояние, в том числе и белорусов.

Как разделить, например, между нами и Россией гениального Достоевского, чей род происходит из Беларуси? Как определить, кому — Украине или России — принадлежит Николай Васильевич Гоголь? Думаю, что сама постановка вопроса абсурдна.

Три наших народа объединены общей исторической памятью, общими великими победами, общей православной духовной традицией. Нашей колыбелью была Киевская Русь — могучее и гордое европейское государство со столицей на Днепре.

Не мы в том виноваты, так распорядилась история, что из общей духовной православной колыбели, из Святой Руси выросли три братских самобытных народа. Каждый из которых сегодня строит свое государство, создает свою государственность.

Мы не пророссийские, не проукраинские и не пропольские, мы — не русские, мы — белорусские! Наша страна — Белая Русь. Страна, где живут и русские, повторяю, и украинцы, и литовцы, и поляки, и евреи, и татары, и многие–многие другие. Это дети Белой Руси, граждане одной страны — Беларуси.

Ну а притеснения русских... Как у нас тут некоторые подкидывают идею... Я просто даже и рассуждать на эту тему не хочу. Потому что если говорить о притеснении русских, то, наверное, русские в Беларуси сами себя притесняют. Потому что невозможно сегодня в Беларуси у самого белорусского человека разложить и вычленить ту белорусскую кровь особенную, о которой многие говорят и так мечтают. У нас всe перемешано и смешано. Поэтому разговоры о русскости, белорусскости, пророссийскости, проукраинскости — это шаг к той же смуте.

Видимо, кто–то этого хочет. Поэтому мы всегда боролись с некими лжеидеями с Запада, от НАТО, от других.

Я поручаю правоохранительным органам, Комитету госбезопасности немедленно пресекать подобные разговоры, от кого бы они ни исходили.

В том, что из одного духовно–культурного корня произрастают разные государства, нет ничего удивительного. Напротив, это абсолютно естественно. Конечно, все исторические параллели хромают, но вспомните: некогда Великобритания построила самую грандиозную империю в мировой истории. И тем самым создала фундамент для рождения новых наций и государств, имеющих англосаксонские корни.

Сегодня мы, белорусы, ни на секунду не забываем об общих исторических корнях с нашей Россией и нашей Украиной.

Российская Федерация всегда была и остается нашим стратегическим союзником, нашими братьями, там живут не только русские, россияне, а это наши братья, которые к нам прекрасно относятся. И потерять эту данность белорусам было бы непростительно.

Так будет и впредь. Великий русский язык будет свободно развиваться в Беларуси, так же, как и наша «матчына родная беларуская мова». Если мы потеряем русский язык — мы лишимся ума!

Если мы разучимся говорить на белорусской мове — мы перестанем быть нацией.

Русский человек так же, как украинец, поляк, еврей, татарин, представители других вер и национальностей, будет чувствовать себя в Беларуси как дома, потому что Беларусь — это и есть их дом, дом всех граждан нашего государства независимо от их веры и крови.

Более того, у нас слишком большой дом. И у нас слишком мало людей, населяющих этот дом.

Я всегда говорю: величайшее достояние — если мы еще большими темпами будем прирастать гражданами Беларуси.

Но жить мы, граждане Беларуси, будем на своей земле, в своем государстве. Жить в мире и дружбе с соседями, вступая в любой союз только на равных, только добровольно и только во благо нашего народа.

Слишком долгим был наш исторический путь к независимости. Слишком много крови и слез пролили наши деды и прадеды, сражаясь с многочисленными поработителями за право свободно жить на своей земле и самим определять свою судьбу.

Поэтому это право для нас является огромной, непреходящей ценностью, и, чтобы отстоять его, вся нация должна быть единой.

Сегодня я обращаюсь не только к тем, кто поддерживает действующую власть (а таких, как показали местные выборы, абсолютное, подавляющее большинство населения). Я хочу обратиться и к тем, кто по разным причинам критически относится к власти.

Глубоко убежден: в обществе должна быть терпимость к разнообразию взглядов, дискуссии и критике. И одновременно — абсолютное неприятие насилия, ненависти и революций.

Мы приемлем любую оппозицию, которая действует в рамках закона.

Мы внимательны к любой критике, которая продиктована искренней болью за страну, а не внешним заказом.

Мы открыты для любого диалога, если его целью является благо Беларуси, а не частные, тем более иностранные интересы.

Скажу больше. Власть готова к управляемой, постепенной и продиктованной жизнью эволюции. Но мы категорически отвергаем революцию, я против разрушения до основания...

Всякий, кто призывает к бунту, — это враг не только власти, Президента. Это в первую очередь враг нашей страны, нашего народа. Это враг единства нашего, а следовательно, и независимости Беларуси.

Такой радикализм будет подавлен изначально. Мы не будем доводить дело до провокаций и столкновений.

Любой призыв к перевороту, к смуте, любая пропаганда насилия будут жестко уничтожены в зародыше!

Я абсолютно уверен, что в этом деле у власти будет поддержка всего народа. И не только нашего.

Ни наш народ, ни История не простят тех, кто ради собственного тщеславия попытается посеять смуту и расколоть общество в угоду внешним недоброжелателям.

Уважаемые товарищи!

Чтобы уверенно смотреть в будущее, надо оглядываться не только назад, в прошлое, но и, образно говоря, внимательно смотреть по сторонам. Иными словами — учиться не только на собственных ошибках, но и на ошибках соседей.

Я уже говорил: у украинского кризиса две причины. Слабость экономики — фактически ее развал — и тотальная коррупция. Они абсолютно взаимосвязаны. Украинский кризис — это предупреждение всем. И мы обязаны сделать свои выводы.

К счастью, нас никто не может обвинить в разгуле коррупции, в равнодушии власти к этой проблеме или в безнаказанности коррупционеров. Мы постоянно и жестко боремся с этим злом.

Это было, есть и остается моей принципиальной позицией не только как Президента, но и как человека и гражданина. Это знают и признают все — даже злейшие критики власти.

Но можем ли мы сказать, что нам удалось победить это зло в нашей стране? К сожалению, нет.

Вот некоторые примеры, о которых мне доложили совсем недавно.

В прошлом году правоохранительными органами вскрыта преступная схема, организованная руководством Белкоопсоюза: за откаты выдавали разрешения на строительно–монтажные работы, за взятки осуществляли незаконную реализацию недвижимости и земельных участков. За продажу здания в центре Минска требовали взятку аж в полмиллиона долларов, переплюнув даже осужденного ранее заместителя председателя Минского горисполкома Васильева.

Дошло до того, что председатель Белкоопсоюза Сидько купил и оформил на дочь дом на Канарских островах. Наверное, в надежде, что правоохранительные органы там его не достанут.

Получение взяток для некоторых чиновников, кажется, уже вошло в систему.

В конце февраля при получении взятки задержаны председатель концерна «Беллегпром» Сучков и директор Слонимской камвольно–прядильной фабрики Венсковская. По уголовному делу изъято более миллиона долларов, золотые слитки, наложен арест на элитные автомобили, несколько квартир в Минске, дорогостоящую бытовую и оргтехнику.

Недалеко от них ушел и Волков, зампред концерна «Белнефтехим», задержанный после получения очередной части взятки. Арестованы две квартиры в Минске, гараж, дорогие автомобили, 100 тысяч долларов США. Суд разберется, конечно же, откуда это имущество у обычного простого чиновника.

За превышение власти и незаконное участие в предпринимательской деятельности возбуждено уголовное дело в отношении заместителя председателя Оршанского райисполкома Хурбатова.

Фирма его сына, не имеющая в Орше ни адреса, ни техники, неоднократно выигрывала всевозможные строительные тендеры. Корыстная заинтересованность и покровительство районного чиновника помогли его сынку безбедно жить, не прикладывая особых усилий.

Не первый год мы боремся с коррупцией в стране, жестко наказывая нарушителей. Правоохранительные органы отчитываются не только о карательных, но и о предупредительных мерах. Однако мне кажется, что в профилактике, в устранении причин и условий, способствующих возникновению коррупции, мы недорабатываем.

Чтобы минимизировать коррупционные риски, создали сложную систему госзакупок.

Но эта система почему–то не помешала заместителю министра спорта и туризма Нереду неоднократно получать взятки от коммерческих организаций за победу в конкурсах на поставку спортинвентаря.

Для того чтобы отбирать достойных адвокатов и риэлторов, ввели лицензирование их деятельности. Но те, кто должен следить за законностью, уровнем подготовки кандидатов, в итоге проводят отбор по совсем другим критериям — размеру предлагаемых им подношений. 28 уголовных дел о получении взяток на сумму более десятков тысяч долларов США возбуждено в отношении чиновников Министерства юстиции Гришковец и Березовской!

К сожалению, и в судейском корпусе не все руководствуются только законом, ставя во главу угла свои прагматичные денежные интересы.

В прошлом году судья суда Бобруйского района и г. Бобруйска Луканский и судья Светлогорского районного суда Ващилин осуждены за взятки на 14 и 13 лет лишения свободы.

В начале апреля на 14 лет лишения свободы также за взятку осужден заместитель председателя суда Ленинского района Могилева Умаров, обещавший положительно решить вопрос по находившемуся в его производстве уголовному делу. А ведь он человек уже немолодой, 1 апреля ему исполнилось 59 лет, через 14 лет, прикиньте, будет 73. Выйдет ли он из мест лишения свободы, увидит ли еще своих детей и внуков — большой вопрос. Так стоит ли этого сиюминутная выгода? Зачем же самому, как я говорил, совать в петлю голову?

В этом году с поличным задержаны председатель Кировского районного суда Могилевской области Климов и заместитель председателя суда Ленинского района Гомеля Жоров.

Предупреждаю, никаких послаблений подобным людям, замешанным в коррупции, нет, не было и не будет!

Даже если коррупция проникает в те государственные органы, которые должны возглавлять борьбу с ней, то и там каленым железом мы будем выжигать эту нечисть.

Недавно, как вы знаете, возбуждено уголовное дело в отношении аж четырех руководителей управления Комитета госбезопасности по Гомельской области — по–моему, во главе с начальником, — которые организовали «заказную» проверку коммерческой структуры в интересах конкурентов.

В суд передано уголовное дело в отношении заместителя Генерального прокурора Архипова, который получил взятку в виде золотого слитка и бутылки коньяка за прекращение уголовного дела в отношении пьяного «бесправника», совершившего на мотоцикле дорожно–транспортное происшествие, в результате которого погибла девушка, которая ехала вместе с ним, 1988 года рождения. Всё решили замазать, даже не поговорили с родителями погибшей...

За получение взятки по этому же делу уже осужден начальник следственного отделения Минского районного отдела Следственного комитета Янушко.

Сейчас расследуется дело о 7 эпизодах получения взяток его коллегами из Центрального районного отдела управления Следственного комитета по Минску Супинским, Контусем и Мацкевичем.

Старший оперуполномоченный по особо важным делам главного управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией Министерства внутренних дел Сакович за взятку в 30 тысяч долларов оказывал коммерсантам содействие в получении разрешений на строительство ряда объектов в Минске. Надо дальше посмотреть: он взятку получил и содействовал, а кто решал вопросы? Всех туда надо — в камеру, всех! И в одну, чтобы дышать было трудно.

Не остается без внимания противоправная деятельность сотрудников таможенных органов, пограничной службы.

Пресечен канал, по которому коммерсантами при содействии коррумпированных сотрудников Брестской таможни под видом запчастей из стран Евросоюза было ввезено порядка двухсот грузовых автомобилей и автобусов с уклонением от уплаты платежей на сумму свыше 3 миллионов евро. Запчастями две сотни автомобилей ввезли.

В Минской региональной таможне также работала полноценная схема получения взяток от граждан России и Казахстана, ввозивших транспортные средства на льготных условиях.

Отдельные таможенные руководители не только оказывали содействие в перемещении товаров, но и сами осуществляли руководство крупными контрабандными каналами. Так, начальник таможенного поста «Козловичи» Гурьев организовал канал незаконного перемещения крупных товарно–материальных ценностей, стоимость которых составила более четырехсот двадцати трех миллионов рублей.

Ржавчина коррупции затрагивает и реальный сектор экономики. Откаты, взятки за благоприятное решение вопросов, злоупотребление служебным положением выявляются во всех сферах и областях.

С недавних пор под особым контролем у нас строительная отрасль. Около 18 килограммов золота, почти полмиллиона долларов на счетах и порядка 10 тысяч долларов наличными изъято в рамках уголовного дела в отношении должностных лиц ООО «Антасам». Заказчики многоэтажного жилого дома срывали сроки ввода его в эксплуатацию и незаконно завладевали денежными средствами дольщиков, переводя их в золото.

В августе прошлого года за взятку почти в 20 тысяч долларов США задержан заместитель директора предприятия «Гордорматериалы» Крепский, который оказал содействие в хищении восьмисот девятнадцати тонн асфальтобетонной смеси, предназначенной для строительства дорожной сети Минска.

Это не один эпизод, не один автомобиль асфальта. Сколько водителей и других лиц знали и были вовлечены в процесс хищений? Как говорят в таких случаях, вопрос риторический. Я это сделал замечание для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что о нарушениях закона, о коррупционных проявлениях мы всё знаем. Но кто–то об этом находит мужество сказать, а кто–то стыдливо замалчивает эти вопросы.

По десяти эпизодам получения взяток на сумму более 26 тысяч долларов США, почти 100 миллионов рублей, предъявлено обвинение руководителю предприятия «Минсккоопвторресурсы» Иванову.

Зло коррупции почти всегда стоит рядом с разгильдяйством, наплевательским отношением к своему делу. И здесь у нас, прямо скажу, плохо дело обстоит с ответственностью руководителей.

Сплошь и рядом мы видим такую ситуацию. Провалил дело, развалил все, что смог, сбежал с руководящей должности и почти тут же всплыл в другом качестве — и опять на хлебном, сытном и теплом месте.

Судите сами, за махинации с продажей квартир в Гомеле от должности первого зампредседателя облисполкома был освобожден Баранов. После чего он устроился первым заместителем директора «Белоруснефть–Гомельоблнефтепродукт». Проходивший по тому же «квартирному» уголовному делу бывший первый заместитель председателя Гомельского горисполкома Ранько пересел в кресло директора филиала Гомельского монтажного управления «Трест Белсантехмонтаж № 1».

Бывший директор унитарного предприятия «Управление делами Национальной академии наук Беларуси» Сержан, скрывший судимость, оказался на должности заместителя главы администрации Заводского района Минска.

Сегодня, конечно же, все они выдворены с этих должностей. И это, я вам просто напомню, было мое последнее предупреждение губернаторам и всей вертикали власти, которые пересаживают подобных людей из одного кресла в другое, из одного теплого места в другое. Еще хоть одно подобное повторение — и вы вместе с ними пойдете знаете куда!

Я еще раз подчеркиваю: это касается губернаторов и всей вертикали власти.

И я здесь, вы заметили, много говорю «заместитель», «заместитель», а реже — «начальник». И если я говорю, что первый заместитель Ладутько, то у меня как минимум под подозрением сам Ладутько. Если я говорю, что замминистра, то, значит, и этот министр такой же. Если я говорю о Гомеле и облисполкоме, то я помню, что там был Якобсон, а сегодня — Дворник.

Можно привести еще один показательный пример с выдвижением Меркушева на должность главы администрации Октябрьского района Витебска в декабре 2011 г.

Кстати, для справки, если кто–то забыл: Витебскую область у нас возглавляет революционный губернатор, который ведет страшную борьбу с коррупцией.

Работая директором в Открытом акционерном общества «БелВитунифарм», он (Меркушев. — Прим. ред.) не справился с реализацией инвестиционного проекта по выпуску импортозамещающих лекарств. Тем не менее его назначают первым заместителем председателя Витебского горисполкома. То есть оттуда выгнали — перевели на должность неплохую.

Однако и там он все провалил. Но даже после этого его кандидатура предлагалась на должность главы администрации Октябрьского района Витебска, хотя и была отклонена. Впоследствии в апреле 2013 года он вновь назначается, кем бы вы думали, директором ОАО «БелВитунифарм». Понимаете, откуда ушел — туда и пришел. При этом установил себе этот деятель оклад в 20 миллионов рублей, ввел должности трех заместителей, чтобы нормально было жить, выезжал с семьей в так называемую «служебную командировку» аж в Иорданию. Чему там учился, не знаю! Довел предприятие до банкротства и сбежал в Прибалтику.

Так вот, я хочу предупредить Генерального прокурора: туда отправьте губернатора и всех, кто его назначал, пусть его оттуда привезут домой, для того чтобы мы могли с ним разобраться.

В этой связи я скажу следующее. По коррупционерам мы давным–давно определились — их место в тюрьме. Но развал работы — это тоже сродни преступлению. И порой, а может, и зачастую еще более значимый и серьезный для государства с точки зрения потерь. И здесь мы перейдем от разговоров и уговоров к делу.

Провалил работу — ни на какое хлебное место трудоустроиться такой негодяй не сможет. Ни в государственном секторе, ни в частном — нигде!

Будет подметать улицы! Вот это — пожалуйста!

В ближайшее время мной будет подписан декрет, он на выходе, который раз и навсегда покончит с «пересаживаниями» из кресла в кресло и разгильдяйством руководителей всех рангов.

Это будет суровый, жесткий, но справедливый декрет.

Во–первых, будет установлена персональная, подчеркиваю, персональная ответственность руководителей и специалистов за общее состояние дел на вверенном им предприятии.

Выполнение показателей, прибыль — это хорошо. Но этого мало. Руководитель отвечает за все предприятие. За состояние дел на нем без всяких исключений — от безопасности работников до порядка в цехах, во дворе, на складах. И даже за благоустройство территории вокруг.

Мне уже надоело видеть эти свалки, грязь, мусор, эти гадюшники и свинушники. По «одежке» тоже можно о многом судить. Если завод хорошо работает — там нет этого, там нет развала. А если всюду грязь по колено, то и прибыли там не дождешься.

Мы не настолько богаты, чтобы бездумно гноить под открытым небом сырье, чтобы дорогостоящее оборудование годами простаивало, покрываясь пылью и ржавея. Таких руководителей иначе как преступниками не назовешь.

Так что если где–то подобное будет обнаружено, то руководитель идет в отставку немедленно. А если еще ущерб предприятию обнаружим, тоже знаете куда.

Во–вторых, этим декретом будет введено обязательное согласование местной властью любого должностного перемещения руководителей, заместителей и главных специалистов всех предприятий — и государственных, и частных. Подчеркиваю — всех, без исключения! Пусть частники меня услышат — их это будет касаться напрямую.

Нельзя допустить, чтобы те, кто завалил дело, опять всплыли в этих же теплых местах. И, конечно, говорить о какой–то особой роли частной собственности. Они работают в Беларуси — значит, будут жить по законам нашего государства. Нарушат закон — понесут наказание!

Причем согласование будет касаться как назначения на должность руководителей предприятий и главных специалистов, так и увольнения с нее.

Все провалившие дело руководители должны запомнить: у них теперь две дороги — или в дворники, или выбор за ними.

Проблему коррупции мы поднимаем не в первый раз.

Если взглянуть на ситуацию с коррупционными проявлениями у наших соседей, то мы, возможно, выглядим совсем прилично, не худшим образом. Но то у соседей, это их дело, а я говорю о себе, я говорю о нас, о власти и о нашей стране, Беларуси. В отличие от других мы постоянно и системно боремся с этим злом. У наших чиновников, надо отдать должное, нет яхт, дворцов и лимузинов. Честных и порядочных людей во власти, конечно же, большинство. Но решительной, переломной победы над коррупцией и поводов для самоуспокоения все же пока нет.

И это приводит нас к ключевому вопросу: всё ли мы делаем для искоренения этого зла? Не ограничиваемся ли только поверхностными мерами?

Мировой опыт ясно показывает: корни коррупции лежат глубоко в экономической системе, причем не только в нашей, но и в общемировой, глобальной, отгородиться от которой мы никогда не сможем.

Да, никто не упрекнет нас в мягкотелости по отношению к коррупционерам. У нас их реально, не на словах, выявляют, надевают наручники и десятками, даже сотнями отправляют в застенки. Но наказание, даже неотвратимое, способно лишь подрезать сорняки коррупции, срезать верхний слой.

А чтобы вырвать корни, нужно рыть гораздо глубже. Необходимы системные меры по изменению многих экономических и управленческих институтов.

Когда мы возбуждаем уголовное дело, то бьем уже по хвостам, реагируем на свершившийся факт. Мы должны упреждать, профилактировать коррупцию. Мы должны сделать так, чтобы в одних случаях коррупция стала невыгодной, в других — легко раскрываемой, а в третьих — и вообще невозможной.

И это вовсе не фантастика. В некоторых сферах мы уже сделали это. Самый яркий пример — поступление в вузы. Не буду об этом рассказывать, вы помните, как за взятку «золотая молодежь» прорывалась в вузы, и знаете, что такое тестирование, при всех недостатках мы, конечно, совершенствуем этот процесс, но сегодня поступить в вуз можно в подавляющем большинстве только по знаниям. Не буду говорить, что абсолютно на 100 процентов, но в подавляющем большинстве. Так давайте сделаем во всех сферах нашей общественной и экономической жизни то же самое.

Именно к таким системным решениям мы должны стремиться во всех сферах. Беларусь должна показать пример, как можно и нужно бороться с коррупцией.

В ближайшие несколько лет нам необходимо реализовать ряд системных мер по борьбе с этим злом.

Первое. Государственный аппарат должен пойти на радикальное избавление от избыточных и несвойственных для него функций.

Он должен брать на себя только те полномочия, которые никто, кроме государства, выполнять не способен и не должен. Все остальное надо отдать обществу — рядовым гражданам, предприятиям и рынку.

Причем имеются в виду не только и не столько формальные полномочия. В административных процедурах мы уже навели относительный порядок.

Но есть пресловутый «административный ресурс». Стоит как–нибудь начальнику захотеть, допустим, обложить данью бизнесмена, и он найдет тысячу способов выкрутить предпринимателю руки. И формально все сделает в рамках закона, формально.

И речь идет не только о полномочиях гражданских чиновников, но и силовых структур, контролерах, а может быть, даже прежде всего их. Нельзя забывать: те, кто призван бороться с коррупцией, иногда сами являются ее источниками. «Крышевание» бизнеса со стороны силовиков, уничтожение конкурентов под маркой той же борьбы с коррупцией, вымогательство через угрозы штрафов и уголовных дел, сведение личных счетов — все это, к сожалению, родимые пятна силовых структур.

Вот, допустим, так называемая заказная проверка. Одному бизнесмену надо задушить конкурента. Он подкупает правоохранителя, и тот начинает прессовать фирму–конкурента. Причем под флагом борьбы с той же коррупцией. Мол, есть сигналы, подозрения, нам надо все проверить. В это время работа фирмы полностью блокирована. Потом, может, ничего и не обнаружат. Но бизнес–то уже подорван. Формально все правильно, а по сути — преступление! И таких ситуаций немало.

Недавно мы резко сократили численность нашего госаппарата. Притом что он и до этого был небольшим по сравнению с другими странами. В Беларуси количество чиновников на тысячу занятых одно из самых низких в Европе и Содружестве Независимых Государств. У нас — 35 человек, в России — 75, в Казахстане — около 50, Латвия, Литва, Эстония, Польша (так называемые рыночники!) — до 70 человек, то есть в 2 раза больше, чем у нас.

Сегодня настало время для более масштабной задачи. Сократить не численность, а избыточные полномочия чиновников.

Поручаю Администрации Президента незамедлительно заняться этим фундаментальным вопросом. Привлекайте к обсуждению не только чиновников, но и предпринимателей, обычных граждан, СМИ, экспертов. И до конца года эта система должна заработать.

Это касается и дебюрократизации нашей всей жизни, о которой мы много говорили и приняли соответствующую Директиву, за которую отвечает Глава Администрации.

При этом здесь задача гораздо сложнее оптимизации численности. Но и эффект от ее решения будет на порядок масштабнее.

Второе. Мы должны начать жить по средствам.

Не раз мы с вами убеждались: там, где модернизация проводится за дармовые государственные средства, она оказывается в разы дороже, чем у частника, когда он делает за свои собственные деньги.

Причины очевидны, их всего две — равнодушие и коррупция. Если руководитель заинтересован в развитии предприятия, то он стремится сэкономить, ищет и находит лучшие варианты.

А если он чувствует себя на предприятии временщиком, то и отношение к делу такое же — наплевательское. Такие руководители не шевелятся, не торгуются — идут по пути наименьшего сопротивления. Это в лучшем случае. В худшем же — такой директор просто начинает красть.

Поэтому надо перестать бездумно раздавать деньги направо и налево. Это, кстати, не только экономическая категория — это как раз один из достаточно эффективных методов борьбы с коррупцией. Чем меньше даешь денег, тем меньше можно украсть.

Мы не отказываемся от государственных инвестиций в реальный сектор. Есть сферы, куда вообще никто, кроме государства, в обозримой перспективе вкладывать не будет. Это прежде всего инфраструктура, дороги, коммуникации. Вообще все те отрасли, где нельзя ожидать скорой и быстрой отдачи.

Однако раздачи дармовых денег быть не должно.

Необходимо выстроить новую систему государственной финансовой помощи.

Там, где проект рискованный, и там, где этот риск готов взять на себя частный бизнес, чего мы туда лезем?! Не надо тратить средства из государственного кармана.

Одновременно реальный сектор должен стремиться все в большей степени работать за счет заработанных средств и за счет привлеченных инвестиций.

Необходим конкурсный подход к распределению государственных средств. На них, кстати, может претендовать и частник. Но условия, которые выставляются и частнику, и госпредприятию, должны быть четкими, прозрачными и обязательно равными.

Будем переходить от патернализма, от полной опеки государственных предприятий к предоставлению господдержки на равных для всех условиях. Это принцип и общий подход.

Но для его реализации потребуется пересмотреть соответствующие инструменты экономической политики. При правильном подходе получим результат, нанесем по коррупции и воровству очень мощный удар.

Поручаю Правительству незамедлительно этим заняться.

Третье. Необходимо повышать престиж государственной службы.

Госслужащих у нас осталось немного. Лишнюю власть мы у них заберем. Но те, кто работает в госаппарате, должны быть лучшими!

Управленческая система должна делать ставку на инициативных, думающих, ответственных людей.

Для привлечения самых классных специалистов следует решать задачу по повышению престижа государственной службы.

Мы никогда не баловали своих госслужащих. Достаточно посмотреть на страны–соседи и сравнить, как живут чиновники там и как у нас. Недавно российский премьер–министр Медведев заявил: его беспокоит, что молодежь все чаще стремится в госаппарат. У нас наоборот. Желающих есть чиновничий хлеб все меньше и меньше.

С одной стороны, это значит, что мы крепко держим чиновников в узде и заставляем их служить народу. И это хорошо. С другой — это тревожный знак для нас: способная молодежь, да и не только молодежь, уходит, и частенько в коммерческие структуры.

Видимо, пришло время вернуться к вопросу оплаты труда госслужащих. Это также касается учителей и врачей. Если говорить о бюджетной сфере в целом, то сегодня соотношение зарплаты бюджетников и средней по стране далеко от оптимального — чуть более 70 процентов.

Я привел в пример Россию, но я далек от тех концептуальных рассуждений, положений, которые царят в России: вот давайте, мол, чиновнику заплатим еще в десять раз больше, потом еще в сто раз больше, а потом вообще его переведем на обеспечение государства —и он станет честным. Чепуха полная, всe лежит в сути человеческой: чем больше человеку в основном достается, тем к большему он стремится. Дашь миллион — завтра два захочет.

Поэтому повышать зарплату надо. Надо, чтобы он ценил, в том числе и с точки зрения материальной, свою работу, чтобы она была престижной, но и ужесточать, с другой стороны, требования к государственным служащим тоже надо.

Если нам удастся решительно провести все обозначенные меры, то мы сумеем, возможно, первые на всем постсоветском пространстве вывести борьбу с коррупцией на новый, системный уровень и быстро добиться результатов, сравнимых с лучшими мировыми образцами.

Уважаемые товарищи!

Все те факты, о которых я только что сказал, прямо указывают на очень тревожную тенденцию. В нашем государственном аппарате, среди директората все больше распространяется опасная атмосфера апатии и безразличия.

Недавно вскрытые нами факты на ряде предприятий прямо об этом говорят. Инициативы практически нет, да и огня в глазах этих руководителей тоже не видно, многим на все наплевать, о живом деле думают гораздо меньше, чем об отчетах!

Соответственно и результаты в экономике пока нас не удовлетворяют.

При этом, уважаемые друзья, вы, наверное, заметили, что я все больше и больше начинаю на месте принимать жесточайшее решение по руководителям предприятий. И я сегодня абсолютно убежден, что тут еще большую роль играет очковтирательство снизу доверху. Все рассчитывают на что? Премьер–министру наплевать на эти вопросы, Главе Администрации Президента и всей Администрации — тоже не очень (не крайние же), министрам — тем более, лишь бы красиво отчитаться и где–то проскочить мимо Президента. Вы видите, что я все чаще и чаще их приглашаю к себе с отчетами по провальным вопросам. Они посылают на предприятия своих работников аппарата, заместителей. С директором одно обсуждение: допустим, на БелАЗ. Слушай, как показать сокращение складов? Куда спрятать машину? Как ее оформить так, этак, а потом вернуть в производство или куда–то спрятать за пределами, показать, что ее на территории нет, или куда–то вообще с глаз долой вывезти? Этим занимаются министр и заместители... Это что, нормально?

Недавно я приводил пример, в третий раз об этом говорю, мне Премьер и отдельные члены Правительства говорят о том, что у нас боятся проявить инициативу, потому что вдруг не так. Ну ладно, я прошелся как директор бывший по рабочему дню директора, задавая вопрос: ну где мы кого сковали, какую инициативу? Вот едет на работу, работает, проводит планерки, производством занимается, производит трактор, продает его, деньги поступают и так далее — где кто вмешался и помешал работать? Оказывается, мы выявили вместе с заявителями, тем же Премьером и подчиненными, что мешаем только в одном — красть и бездельничать. Вот и вся проблема. Надо и здесь руки развязать, чтобы могли еще больше воровать, чтоб вообще ни черта не делали, а еще лучше — довели до банкротства предприятие, как это часто случалось в былые времена. Приходит госаппарат, читай — к Президенту: «Слушайте, надо срочно акционировать и приватизировать предприятие». И для чего, кому приватизировать? Прежде всего — бездельникам, которые развалили это предприятие. Читай: умышленно или не умышленно... разница небольшая. Так кто «душит» руководителей нормально работать?

Ладно это, я только что говорил о модернизации, я потом скажу, по–моему, около 20 миллиардов долларов за эту пятилетку мы затратили на модернизацию. Уже в полтора раза больше, чем в прошлую! Так? Так. Закупили оборудование. Где–то я брал на себя ответственность, подписывая эти закупки, чтобы не боялись инициативу проявлять. Привезли. Ну так модернизируй предприятие, устанавливай это оборудование! Какая тебе еще нужна инициатива?! То же самое было на последнем посещаемом предприятии — льнозаводе, где Русый (заместитель Премьер–министра. — Прим. ред.) должен был с Мясниковичем в 2012 году к сентябрю новое предприятие запустить. А они до сих пор там ковыряются! Кто мешал? Чего вы ждали?

Поэтому нечего сегодня прикрываться каким–то страхом, что инициативы не хватает! Все боятся, частники тоже боятся, и боятся еще больше, чем государственные директора. Боятся потому, что они вложили свои деньги или у кого–то взяли, а не дай бог прогоришь. Хорошо, если свои сгорят деньги, как они часто говорят: как пришло — так и ушло. А если чужие деньги занял и прогорел? Это что, это пуля в лоб?

У меня на столе доклад о социально–экономическом развитии за первый квартал нынешнего года. Вы знаете почему. Я заставил Правительство положить мне на стол итоги по нарастающей, как будем работать: первый квартал — решение основных вопросов, второй, третий, четвертый. Потому что у нас так получалось: наметили на будущий год показатели, год проработали, подсчитали — прослезились, и поздно с кого–то спрашивать.

Проработали первый квартал — пока не плачет Правительство, я вижу, — 100,5 процента, уже в средствах массовой информации появилось, рост по ВВП. Но не забывайте, что ВВП — это только один показатель, по которому идет контроль. И не забывайте, что мы знаем, откуда этот показатель. Если там «Беларуськалий» немножко зашевелился и заработал, какую–то турбину Семашко (первый заместитель Премьер–министра. — Прим. ред.) подкинул вам на триллион (как мне Зиновский (председатель Национального статистического комитета. — Прим. ред.) докладывает: которую в прошлом году построили, а вы сегодня в зачет ввели и так далее). Но я не утверждаю, мы в этом разберемся, потому что это еще одна информация из одного источника, а вы же всегда говорите, что Зиновский — враг, потому что он уже не подчинен Правительству, а напрямую Президенту. Поэтому мы перепроверим.

Но, если вы таким образом решили выполнять ВВП, ну, ребята, тогда нам не по пути.

Прежде всего, я уже сказал, за счет чего мы достигли этих результатов, но старые болячки экономики никуда не делись. И мы их видим.

Судите сами. Должны были снизить уровень запасов готовой продукции на складах промпредприятий до 76 процентов среднемесячного производства. А на самом деле — уже 80. Пошли на рекорд.

Речь ведь не просто о цифрах. На складах лежит продукции почти на 34 триллиона рублей! Кто ее будет продавать, кто вернет деньги в оборот? Это же почти 4 миллиарда долларов! Так а чего мы хотим и просим с протянутой рукой кредиты? Чего мы просим? У нас на складах 4 миллиарда!

Есть реальные заказы, конкретные платежеспособные покупатели — производи продукт. Нет — брось все силы и ресурсы, но найди рынок сбыта.

Должны были увеличить производительность труда — снизили. Обязывались наращивать экспорт, а по факту упали на 7 процентов.

Ключевой вопрос — энергоемкость ВВП. Планировали снижение, а на деле наращиваем.

А что в региональном разрезе?

Если Гомельская, Гродненская и Брестская области, а также город Минск достигли квартальных значений роста валового регионального продукта, то в Витебской, Минской и Могилевской областях эти задания провалены.

Да, нам нужно думать о стратегии нашего будущего развития, решать системные вопросы, об этом я еще буду говорить, но стратегия не снимает с Правительства задачи решения острых проблем сегодняшнего дня. Каждый день страна живет — мы должны платить людям зарплату, пенсию, продолжать модернизацию. Склады надо разгружать здесь и сейчас, сегодня (а точнее, еще вчера!).

Да, плохо, что работаем мы по–прежнему в ручном режиме. Еще хуже, что эти вопросы приходится взваливать на себя всe больше и больше Президенту. Но никакого другого выхода просто нет. И никому — подчеркиваю, никому — не удастся уйти от этой работы и от ответственности за ее выполнение.

Сегодня я сознательно не буду углубляться в эту тему. Все эти вопросы станут предметом детального рассмотрения на совещании у Президента по итогам первого квартала, где будет дана принципиальная оценка работе Правительства, Национального банка и губернаторов.

Не раз я говорил: экономика — в основе всего.

И вы знаете, вокруг нас очень много страшилок, и всe это стекается и концентрируется, как в фокусе, на кого вы думали — на Президента. Что мне только не говорят... Что в Парламенте засели враги во главе с Попковым (А.А.Попков — депутат Палаты представителей. — Прим. ред.), говорю про Попкова, потому что свой человек, не обидится; чтобы понимали, что до абсурда доходит, что силовики задумали какую–то страшную аферу, что Россия сосредоточила танки у наших границ, перепутав с украинскими, что посол Суриков (посол РФ в Беларуси. — Прим. ред.) готовится в президенты Беларуси. И все это под фанфары НАТО, Запада и так далее... Что только не говорят!..

Я понимаю только одно: никто не перевернет нашу страну, если мы сами этого не сделаем. И в основе всего этого переворота лежит только один вопрос — экономика. Будут работать предприятия — нам не страшен никакой враг, никакие танки, никакие самолеты! Все ведь начинается изнутри. Как бы мы не костыляли Украину, НАТО, Запад... Они там, конечно же, заварили заварушку, не подумав о перспективах. Во что это выльется. Но давайте будем честны: что, американцы и Запад такие идиоты и дураки? Да, как и все, они борются за влияние, за свои интересы и так далее, понимая это по–своему. Они ведь пришли и посоветовали там, где для этого созрели условия, почва.

Я уже говорил, что основа всех украинских и прочих событий, в том числе «арабской весны», состоит в том, что в результате страшной коррупции и поборов до нищеты довели людей и положили экономику. Вот в чем причина всех последних подобных мероприятий. И дело здесь не в американцах. Американцы же и у нас советовали до 2010 года, в 2010 году. Но, наверное, не так, как в Украине, потому что мы держим под контролем эти НПО и «пятую колонну». Но самое главное, что ведь тот же Запад видел и понимал: да, Лукашенко плохой. Он для них неприемлем и вряд ли когда–то будет приемлем. Я это четко представляю. Но они дают себе отчет, что сегодня не время, сегодня Беларусь не перевернешь. Я все эти опусы их читаю. Пусть дипломаты это слышат.

Они понимают, что сегодня Беларусь — это не Украина. И нечего здесь переворачивать. Так дело в ком, в американцах, в НАТО, в россиянах? Или в ком–то? В нас самих!

Поэтому давайте работать. Давайте будем восстанавливать нашу экономику, по самым высоким стандартам платить людям зарплату, пенсии и пособия. И тогда мы будем стабильны всегда!

Поэтому главный вопрос — это вопрос экономики, вопрос нашей жизни, а не какие–то враги, сосредоточившиеся внутри государства и за его пределами.

Здоровая и сильная экономика — это гарантия независимости страны и фундамент ее процветания.

Поэтому сейчас нам есть смысл вместе поразмышлять о нашей дальнейшей экономической стратегии.

Позволю себе небольшой экскурс в историю.

В свое время мы начинали вместе с вами строить национальную экономику на обломках советской.

Не будем обсуждать сегодня, плоха или хороша была советская модель. Гораздо важнее то, что она принципиально отличалась от так называемых рыночных моделей. СССР рухнул в одночасье — никто не ожидал столь стремительного падения колоссальной сверхдержавы.

К свободному рынку никто не был готов — ни привыкшие к госплану управленцы, ни привыкшие к опеке государства граждане.

Что нам было делать? Бросаться в омут с головой? Некоторые страны так и поступили. Итог известен — падение экономики, чудовищная коррупция, бандитская приватизация, жестокая ломка всех социальных устоев, катком проехавшая по судьбам миллионов людей.

Мне могут возразить: а как же опыт тех европейских стран, которые после нескольких лет «шоковой терапии» показали «впечатляющие», даже в кавычки я взял, темпы экономического роста?

Да, действительно, у некоторых получилось, но они, во–первых, объективно были подготовлены к рынку лучше. Возьмите Польшу, нашу соседку, не надо далеко ходить. Даже при коммунистах у них были фермерство, мелкий бизнес, частная торговля, то неудивительно, что и переходить на рыночные рельсы ей было значительно проще.

Но при этом не забывайте, что у нашей соседки, наших друзей, сегодня, наверное, более 200 миллиардов внешнего долга. Более 200 млрд. долларов! И не забывайте, чьи интересы представляет Республика Польша, бывшая Польская Народная Республика, в Европе. И кто их поддерживает. И кто дает деньги. Вы тоже об этом не забывайте.

И это при том, что, даже несмотря на последующий экономический рост, и в Восточной Европе многие миллионы людей оказались недовольны результатом реформ.

Что уж говорить о нашей стране, которая была, если можно так выразиться, «насквозь советской». У нас не было ни опыта рыночных отношений, как в той же Польше, ни природных ресурсов, как в России.

И в то же время вы помните, что Россия и Беларусь — это две республики в Союзе, которые были недотационными. Мы жили за свой счет. Мы отдавали все. Приведу один только пример. Мы выкачивали все. Ради звездочки на лацкане, ради чего–то. Ну кто нас тогда в шею гнал качать из недр нашей страны по девять с лишним миллионов тонн нефти ежегодно?! Зачем? Хватало нефти! Мы строили целые города в Российской Федерации, целые города, вы их знаете. Я там был. Поэтому и говорю: видел эти города. Всe было нормально, нет — выкачали... И что? Сегодня, кувыркаясь, чуть больше полутора миллионов тонн только можем. А если бы у нас сегодня были те наши 9 млн. тонн? Мы бы кому–то кланялись, при нашей внутренней потребности менее 7 миллионов? Мы бы жили, никому не кланяясь, и жили бы превосходно. Но такими мы были — советскими добрыми, порядочными, жили и думали, что так будет всегда. Кто тогда думал о распаде Советского Союза, о развале этой страны?! Мы же были, еще раз повторяю, самыми–самыми советскими.

Поэтому выбор нашей модели в 90–е годы был не ошибкой. Я бы сказал — и не достижением. Это был единственно возможный выход в тех условиях — выход, продиктованный жизнью и здравым смыслом.

Заслуга власти и мудрость народа состояли в том, что мы не позволили увлечь себя теориями — правильными применительно к Западу, но тупиковыми применительно к нашей зарождающейся национальной экономике.

С той поры прошло более 20 лет. Изменился мир, мы сами стали другими. Мы многому научились и хорошо усвоили, как жестока глобальная экономика. Она не прощает тех, кто вовремя не замечает изменений и вслед за ними не изменяется сам.

Поэтому сегодня назрела пора совершенствовать экономическую политику страны спокойно, эволюционно, но твердо, без затяжек и излишних колебаний.

Это не означает, что мы отказываемся от базовых государственных приоритетов: экспорта, жилья, продовольствия, других. Будем продолжать начатое. Модернизировать промышленность, развивать сельское хозяйство, медицину, всячески поддерживать инновации. Но сейчас настало время сделать новые акценты.

В наших условиях необходимо сосредоточить внимание на трех следующих базовых направлениях, а может быть, и больше, но пока на трех:

во–первых, развитие внутреннего рынка. Как бы кому–то это ни показалось странным, но развитие внутреннего рынка;

во–вторых, совершенствование системы управления экономикой;

в–третьих, всемерное развитие и поддержка конкуренции.

О развитии внутреннего рынка.

Развитие его — это, если хотите, стержневая идея нашего экономического курса на предстоящие годы.

Мы иногда не без гордости говорим про себя: у нас одна из самых открытых экономик в мире. Внешнеторговый оборот более чем в полтора раза превышает валовой внутренний продукт. Но, честно говоря, непонятно, чему тут радоваться! Это же огромная зависимость от состояния внешних рынков.

Мы начали делать ставку на экспорт. И это абсолютно естественно. В начале девяностых наши граждане мало что могли себе позволить — попросту говоря, не было денег. Внутренний рынок был крайне мал, беден и слаб. И основные деньги можно было заработать только на внешних рынках.

С той поры положение дел сильно изменилось.

Во–первых, уровень доходов наших людей вырос, и вырос многократно. На внутреннем рынке сегодня можно заработать, причем неплохо.

Во–вторых, вместе с доходами выросли и потребности наших людей, и их требования к качеству жизни. Одновременно и весь мир сделал огромный рывок в развитии — появились десятки и сотни новых продуктов и услуг.

В–третьих, резко ужесточилась конкуренция на мировых рынках. Причин здесь немало: и финансовый кризис, и все большая открытость рынков, вступление в конкурентную борьбу новых игроков, прежде всего из Азии.

Все эти обстоятельства ясно показывают нам: пора повернуться лицом к внутреннему рынку. Сложности на рынках внешних мы можем компенсировать, расширяя рынок внутренний. Нельзя отдавать внутренний рынок иностранцам.

Вот в чем смысл этих рассуждений.

Более того, за него уже надо бороться, потому что и здесь нас могут вытеснить конкуренты.

Причем ставку надо делать не только на производство товаров, но и на оказание услуг.

Здесь нет никакой фантастики и заоблачных теорий. Это магистральный путь, по которому движутся все развитые страны. Наиболее передовые из них, прежде всего Штаты, уже перешли от индустриальной экономики к «экономике знаний и услуг».

В валовом внутреннем продукте США услуги составляют более 80 процентов. И это при том, что Америка по–прежнему остается индустриальным, сырьевым гигантом, выходя на лидирующие позиции по добыче нефти и газа, и крупнейшим в мире производителем многих видов сельхозпродукции. Тем не менее все традиционные секторы экономики Соединенных Штатов, вместе взятые, составляют менее 20 процентов валового внутреннего продукта Америки.

Китай долгие годы был подлинной фабрикой мира. Но сегодня китайская компартия в своих программных документах поставила стратегическую задачу: строительство «экономики знаний и услуг», ускоренный переход от экспорта к развитию внутреннего рынка.

Когда–то именно экспорт сотворил китайское экономическое чудо. Но мировой кризис научил Китай — нельзя быть слишком зависимыми от капризных и непредсказуемых внешних рынков. Необходимо развивать свой внутренний рынок, делая ставку на рост услуг и внутреннего потребления.

Многие сейчас очень простенько отреагируют на сказанное и скажут: ну слушайте, 10 миллионов в Беларуси, а полтора миллиарда в Китае (внутренний рынок). Вот и всe. Так у них много народа — им много и надо. А у нас всего лишь 10 миллионов. По сравнению не только с Китаем, но и с другими странами — всего ничего. Так нам меньше надо для того, чтобы обеспечить нормальную жизнь наших людей. Это главная наша задача.

Поэтому внутренний рынок и 10 миллионов — это немало. Давайте обеспечим! Давайте перестанем, я часто об этом говорю, завозить сюда зубочистки и прочее.

Точно такие же выводы и уроки необходимо сделать и нам. Тотальная зависимость от внешних рынков — это угроза и экономике, и, если хотите, суверенитету страны.

Поэтому развитие внутреннего рынка, строительство «экономики услуг» должно стать стержнем нашей новой экономической политики на ближайшие годы.

И услуги, в том числе для приезжающих, для внешних, прибывающих извне гостей, для нас архиважно.

Недавно мы с председателем наших профсоюзов обсуждали: сегодня нет ни одного санатория, базы отдыха, профилактория у профсоюзов, равно, наверное, как и на госпредприятиях, которые бы нормально не существовали. Почему? Потому что шевелиться начали, во–первых. Во–вторых, вовремя все подсуетились. Россияне, огромная богатая страна, почти 150 миллионов человек, куда ехать отдыхать среднему россиянину? Даже если и в Крым сегодня, но всe равно мало места. Они увидели нормальный комфорт в Беларуси, совсем рядом, плюс еще подлечат. Более того, говорят: у вас атмосфера совсем другая. Я со многими лично общался и разговаривал.

Вовремя привели в порядок санатории — сегодня имеем определенный результат.

Сегодня другой момент наступил — плохо — хорошо, проблемы в Украине, в других местах. С одной стороны гигантская Россия, с другой стороны Запад. Они оценили сегодня эту, почти тысячу километров, Беларусь, с севера на юг, и благодарят уже за это спокойствие, в том числе и «диктатора». Так воспользуйтесь, граждане Беларуси, этим удобным моментом и предложите услуги всем тем, кто уже сегодня приехал. Из Украины... Посмотрите на номера на автомобилях. Сегодня огромное количество украинцев поехало в Беларусь. Ну что вы думаете, это бедные люди поехали? Да нет. Так предложите им услуги. Они же все нуждаются в этих услугах. Заработайте копейку. Пошевелитесь немножко!

Развитие внутреннего рынка, строительство «экономики услуг» должно стать стержнем нашей новой экономической политики на ближайшие годы.

При этом экспорт, естественно, был и остается приоритетом. Мы же не закрываем ни БелАЗ, который вообще на внутренние нужды не работает практически, мы не закрываем ни МТЗ, ни Минский автозавод, все они будут существовать, а они–то ориентированы на экспорт. И это тоже хорошо, было бы совсем плохо, если бы мы ничего не могли продавать на экспорт. Конечно, шевелиться надо. Конечно, конкуренция. Конечно. Но иногда, знаете, сами себя пугаем. Я недавно встречался с руководителем банка из Африки. Исключительно разумный человек. Говорит: я профинансирую поставки, но вы войдите хоть небольшой долей в этот банк. Вошли, купили там несколько акций. Пожалуйста, идите, есть схемы расчетов, торгуйте.

Но после этой встречи я как–то не вижу такого шквала, вала, чтобы мы туда пошли.

Вот и вся, Михаил Владимирович (М.В.Мясникович — Премьер-министр. — Прим. ред.), инициатива нашего директората и министров.

Если быть откровенными, то мы даже несколько запоздали в развитии этого направления. Виною тому психология наших управленцев. Мы часто недооценивали внутренний рынок, имея в виду, что, мол, страна небольшая, люди у нас небогатые и потому наш рынок бедный и бесперспективный. Но в то же время хорошо считали: а вот сколько белорусы вывезли валюты?.. Неорганизованно около 3 миллиардов! А если бы мы эти услуги для нашего народа и эти товары предложили бы этому же народу?

Ведь у нас и товары неплохие. Когда мы выставки организовываем и предлагаем товар, допустим, в Москве, в изысканной и богатой Москве, переборчивой, — час–полтора и ничего нет. Есть же хорошие, неплохие товары. Так вот если бы наши чиновники прежде всего, силовики, может быть, их жены и любовницы меньше ездили в Литву за покупками, то, наверное, полтора миллиарда мы бы туда не вывезли и 2 миллиарда в Польшу.

Так стоит ли нам бороться за внутренний рынок?

Мы же не считаем еще нашу Украину и нашу Россию, а это 4 с лишним миллиарда, а то и 5, точно, ежегодно. Так давайте оставим эти деньги у себя. Мы же это умеем делать. Мы можем это делать.

Почему сегодня мы не можем сделать так, чтобы наш белорус не скупал доллары, а потратил свои деньги здесь, на наши товары и услуги?

Ведь дело тут не только в наших людях. Банально не хватает доступных кафе, где хорошо и вкусно кормят, кинотеатров и аквапарков мирового уровня, отсутствует современная индустрия развлечений. Думаю, что в том числе и по этим причинам наши граждане бегут в обменники и тратят валюту за рубежом.

Сфера услуг на нашем потребительском рынке практически не развита. Это касается внутреннего туризма, страхования, общественного питания, бытового обслуживания. Во всем мире десятки, а то и сотни миллионов долларов приносят индустрия красоты и здоровья, занятия спортом и туризмом, другие услуги. Это становится уже модным во всем мире — быть спортивным и красивым. Чем же хуже мы?

Почему мы не бежим туда, куда бегут все передовые страны мира? Возьмите тот же Китай, огромный Китай, яблоку негде упасть, а с утра до вечера, особенно пенсионеры, кувыркаются в парках. Все хотят жить, все люди хотят быть красивыми, все хотят быть востребованными. А мы? Выпить как минимум пивка, нога за ногу — на диван.

Сегодня во всем мире продвигается культ потребления. И это дает свои результаты. Покупая товар, получая услугу, ты платишь живые деньги. И не важно, кому — частнику, государственному предприятию. Ведь потом они же к нам и возвращаются в виде высоких зарплат, достойных пенсий и пособий.

В итоге, покупая все больше и больше отечественного, а соответственно и производя больше товаров или предоставляя больше услуг, общество, а значит, и мы с вами становимся богаче.

Надо создавать условия, стимулировать покупательскую активность, и тогда уже не белорусы поедут за рубеж, а сами иностранцы поедут к нам. Так, как это происходит, я говорил, с туризмом, отдыхом и уже с медициной. Рожать уже едут к тому же Косинцу (председатель Витебского облисполкома. — Прим. ред.), даже к Косинцу, я не говорю уже о Ладутько. Про центральные лучшие клиники. И россияне едут, и украинцы, и не только они.

Внутренний рынок — это не только индустрия гостеприимства. По сути, рынок услуг почти безграничен. В него органично могут быть вписаны наукоемкие производства, медицинские, образовательные, транспортные, логистические, информационные услуги.

В последнее время мы самым серьезным образом занялись информатизацией страны. Особо подчеркну: это направление должно стать безусловным приоритетом в деятельности как Правительства в целом, так и каждого ведомства в отдельности.

Мы рассчитываем, что в будущем информатизация не только повысит эффективность управления и прозрачность многих процедур, но и резко расширит внутренний рынок электронных услуг. А это как раз тот сектор экономики, который в современном мире развивается самыми фантастическими темпами.

Масштабная информатизация естественным образом, без всякого административного принуждения приведет к тому, что и компании, зарегистрированные в нашем Парке высоких технологий, в большей степени начнут работать не только на западные фирмы, но и на наш внутренний рынок.

Поручаю Правительству при подготовке программы на будущую пятилетку определить развитие внутреннего рынка товаров и услуг как приоритет и продумать конкретные меры для решения этой стратегической задачи.

Цель одна: никому не отдавать внутренний рынок, а всем необходимым, и товарами, и услугами, самим обеспечить наш народ собственным производством.

О совершенствовании системы управления экономикой.

Сегодня очевидно, что действующая директивная система государственного планирования с массой показателей себя исчерпала.

Читаю то, что мне предложили Администрация и Правительство, чтобы вы знали: «Нужен не вал, а нужен результат. Деньги в казне, деньги на счетах, деньги на зарплату — вот главные критерии. Никаких иных быть не должно. С 2014 года должен быть установлен диктат экономической эффективности. Необходимо радикально пересмотреть систему показателей и отчетности, она должна стать абсолютно простой». Ну показатели вряд ли пересмотришь. Как можно изменить такой показатель эффективности, как рентабельность или прибыль? Они как считались, так, наверное, и будут считаться. Что–то получил, затраты отбросил — получил прибыль, потом — чистую прибыль, за вычетом налогов и так далее. Поэтому экономист Кобяков (Глава Администрации Президента. — Прим. ред.) тут что–то, я не знаю, что имел в виду? Но не в этом дело. Суть одна. Отчетность должна быть простой. Вот тут я абсолютно солидарен. Потому что у нас та отчетность, которая осталась с советских времен, мало изменилась, а там черт голову сломит. Там академию мало закончить, для того чтобы в этом разобраться.

Вот, семь показателей. Говорят, что это плохо, надо что–то другое, это очень сложные показатели и ненужные. А я думаю: а чем эти семь показателей мешают, ведь мы считали ВВП — и считаем. И будем считать. Потому что весь мир ВВП считает. Так? Так. Что там у нас еще? Производительность труда? А что здесь плохо? Хотя бы для того, чтобы знать, какую зарплату платить. Производительность труда должна быть выше, чем темпы роста зарплаты. Так или нет? Мы сократили эти показатели всего до семи. Объективно их все равно надо будет учитывать. Так какая тут сложность?

Поэтому я себе записал: все существующие показатели важны, но главное, тут я готов согласиться, — это деньги.

Поэтому сразу надо начинать спрашивать: прибыль? Рентабельность — хорошо. А деньги на счетах? А потом уже рыть поглубже: какая себестоимость, ВВП, региональный продукт и так далее...

То есть надо нашу нормальную систему, добавив сюда главное требование по деньгам, эту систему взять и перевернуть, с головы на ноги поставить. Вот и все. Мудрить ничего не надо. А так у меня настороженность: сейчас эти показатели выбросим — и Правительство у нас будет вообще хорошо работать... (И складов не будет, и никакой задолженности дебиторской и кредиторской.)

Поэтому давайте договоримся — систему с головы на ноги переворачиваем и продолжаем идти своим путем.

На этих принципах должна формироваться программа следующей пятилетки, к разработке которой Правительству нужно приступить незамедлительно. Притом будет это Правительство работать или нет, будет этот Президент избран или нет, но над этой программой надо работать. Ну, по крайней мере, Парламент–то останется, хоть что–то предложит новому Президенту, новому Правительству, если нужно. И это задача не только Правительства, а это задача и всего нашего депутатского корпуса, губернаторов и всех тех, кто вместе с ними придет к разработке этой программы.

Одновременно пора отказаться от государственной поддержки как инструмента спасения неэффективных производств.

Преференции должны предоставляться предприятиям на конкурсной основе. И не важно, какой формы это предприятие.

Неэффективные производства должны выводиться из экономики. Главный критерий — государство от своей собственности должно получать прибыль. К пакетам акций государства необходимо подходить как к рыночному активу, добиваясь максимальной доходности.

К предприятиям–банкротам должна применяться управляемая ликвидация. Нельзя тянуть за уши откровенных банкротов, прощать долги, давать новые деньги. Управляемая ликвидация — это значит руководителей и специалистов, доведших до банкротства, если не в тюрьму, то с метлой на улицу. Производственные активы, которые можно использовать, — в экономический оборот. Остальное — на утилизацию. Мы должны заранее знать и прогнозировать, что получим в результате ликвидации. Все здоровое должно быть надлежаще использовано.

Но предупреждаю. Если кто–то под это будет «нырять», чтобы уйти от долгов, ответит головой. Вы знаете, о чем я говорю.

Поручаю Правительству еще раз вернуться к процедурам банкротства: санации и ликвидации. Эти процедуры не должны быть затянуты, цель их проведения — получение максимального результата в возможно короткий срок. От «мертвечины» нужно вовремя избавляться естественным образом. Как говорится, своевременно проводить «санитарную рубку леса». Чтобы заведомо мертвое не продолжало тянуть средства, которые гораздо нужнее на других направлениях. Ну то, что я и сделал в течение одного часа на Слуцком мясокомбинате.

Нам такие предприятия, которые сырье гноят и еще задумали травить людей, не нужны!

Конкуренция — это главный двигатель экономики и, если хотите, прогресса в целом. Только при условии конкуренции по–настоящему проявляется сила рыночной экономики.

Не частная собственность и не рынок сами по себе, а именно конкуренция делает рыночную экономику успешной и эффективной.

Поэтому создание реальной конкуренции — это одна из фундаментальных задач государства в сфере экономики.

На этом пути у нас стоят три проблемы.

Первая. Требует совершенствования система управления государственной собственностью.

У нас сегодня Правительство склонилось над госпредприятиями и в ручном режиме выполняет функции наблюдательных советов и правлений.

В итоге госпредприятия разучились работать самостоятельно, живут ожиданием указаний и поддержки.

Министерства, по сути, руководят не отраслью, а отдельными предприятиями отрасли, которые принадлежат государству.

При этом в рамках той же отрасли действуют и частники, причем зачастую довольно весомые и эффективные. Нельзя игнорировать также инвесторов, которые примеряют свои силы к отрасли.

А что получается на самом деле? С одной стороны, министерство должно в равной степени заботиться о развитии всех субъектов. С другой стороны, министерство в первую очередь озабочено своими предприятиями.

Более того, создавая новые предприятия, министерство должно отвечать за их работу. А зачем взваливать на себя дополнительную нагрузку? Поэтому сформирован управленческий стереотип в отрасли: конкурентов не пускать — ибо подчиненным предприятиям будет хуже, новые предприятия не создавать — ибо себе проблем добавишь.

Яркий пример тому — так называемое сотрудничество Минпрома с корпорацией «Дженерал Моторс». Телепались несколько лет, пока этот вопрос не попал в поле зрения Президента, тогда зашевелились.

Второе препятствие — монополии.

Они есть во всем мире. Это не абсолютное зло, без них не обойтись, но и воли им давать нельзя.

В международной практике антимонопольная служба — самый грозный орган. Но только не у нас. Минэкономики в этой части вообще не видно, как и во многих других, к сожалению, сферах.

Хотя любые факты повышения цен сверх прогнозного уровня, особенно на потребительские товары, должны быть предметом тщательного анализа и разбирательства для Правительства и облисполкомов.

На практике довели ситуацию до того, что рабочей группе под эгидой Комитета государственного контроля приходится пересматривать нормы и нормативы затрат, относимых на себестоимость коммунальных услуг, оценивать структуру управления ЖКХ, ловить там посредников и так далее.

Я об этом уже не один раз говорил. Прохронометрируйте, дорогие экономисты, как нас учили на экономических факультетах академий и университетов. Прохронометрируйте! Пройдите по всем этапам ЖКХ и подсчитайте, чего стоят вывоз мусора, подача холодной воды, теплой и так далее и тому подобное. И тогда мы увидим реальную цену ЖКХ, тогда мы увидим, что должен платить гражданин Беларуси за конкретную услугу, от электричества до вывоза мусора. Понимаете, о чем речь? И что вы думаете, только первые шаги Комитета госконтроля показывают, что там хламу наворочено, дальше не придумаешь — начиная от завышения цен на вывоз этого мусора до посредников, которых быть не должно. И еще на что я обратил внимание, наверное, Александр Серафимович (А.С.Якобсон — Председатель КГК. — Прим. ред.) этого не заметил — все дохлые, всю дохлятину, что есть в районах и в областях, предприятие какое–то плохое, скидывают в ЖКХ. В ЖКХ перевели, оно там болтается и телепается, конечно, нанося убытки. А куда эти убытки — на ЖКХ. А кто компенсирует эти убытки — государство.

То, что они увидели на первом этапе расследования, это касается и России, и Украины, может быть, и других государств. Наш опыт — они еще к нему обратятся. Мы видим там колоссальные завышения тарифов, которые покрываются бюджетом, потому что население всe равно 100 процентов не платит. Из бюджета научились эти средства вытягивать! Ну а Мясникович разбрасывает триллионы рублей в год на поддержку этого самого ЖКХ и тех услуг, которые они оказывают. Это что, нормально?

Надеюсь очень, что во главе с Премьер–министром та комиссия, которая работает по селу, точно так вытряхнет их из штанов и покажет им, как они работают и куда идут деньги!

То, что сегодня делаем в ЖКХ с Комитетом государственного контроля, должно было сделать Правительство, и более того — местные власти. ЖКХ и сельское хозяйство — это ответственность губернаторов, председателей гор–, райисполкомов, я уже об этом говорил. Каждый получит свое. А это мы сделаем публично, открыто, так, как в свое время обсуждали проблему строительства.

И поэтому этим надо сегодня заниматься предметно. Не ждать, пока Президент создаст очередную комиссию.

Третье препятствие — обман потребителей.

Речь идет о ситуации, когда потребителей привлекают более низкой ценой, продавая товар более низкого качества, чем заявляется.

Продают обувь. Пишут — кожаная. Реально — из кожзаменителя. Никто не запрещает продавать обувь из этого материала. Но тогда так надо и написать. А потребитель пусть решает, устраивают ли его цена и качество. Зачем обманывать его?

Зачастую при переводе информации изготовителя в дополнительных наклейках, ярлыках, стикерах ее искажают. Надписи на парфюмерно–косметической продукции о ее чудесных лечебных свойствах не имеют никаких научных обоснований. С потолка взял, написал. Но это же прямой обман!

Фальсификация касается и кондитерской продукции. Бывает так — назовут конфеты шоколадными, что у нас часто бывает. А какао там с гулькин нос — одни наполнители. Так и надо писать. Пусть покупатель знает правду, пусть выбирает, что ему — натуральное покупать или эти же самые наполнители?

Рецепт борьбы известен во всем мире. Товарам, не соответствующим заявленному качеству, — не место на рынке! Этим должен заняться Госстандарт.

Ему следует переориентировать свою работу. Не только сидеть в лабораториях и рвать, топтать, разбивать то, что принесут ему производители, для того чтобы получить заключение, но и идти на эти самые рынки и там смотреть вместе с Минторгом и другими органами, что продается на этом рынке, какого качества. И элементарно — обманывают или не обманывают нашего человека?

Этим нужно заниматься! А не только, как я уже сказал, сидеть в лабораториях.

Вот эти три фундаментальные вещи — ускоренное развитие внутреннего рынка, совершенствование механизмов управления экономикой и всемерное развитие конкуренции — должны стать тремя ориентирами нового экономического курса.

При этом, как я и говорил, мы не отказываемся от традиционных направлений развития экономики.

Как бы тяжело ни было, мы не сидим сложа руки, а активно продолжаем модернизацию белорусской промышленности.

В этом нет ничего экстраординарного. Если не модернизироваться, то мы просто не сможем уже через пятилетку ничего продать на международных рынках. Мы ничего не поставим на экспорт, а значит — не получим валюты, для того чтобы купить необходимые нефть и газ.

И я уже сказал, что в модернизацию мы вложили уже в этой пятилетке больше, чем в прошлой, в полтора раза — почти двадцать миллиардов долларов!

Это известные проекты модернизации в машиностроении и металлургии, химии и нефтехимии, агропромышленном комплексе и фармации, целлюлозно–бумажной промышленности и деревообработке, производстве строительных материалов, кожевенной и текстильной отраслях.

Сегодня я не буду подробно останавливаться на проблемах и задачах во всех этих сферах деятельности.

Каждой из них уже или были посвящены специальные совещания с участием Главы государства, помните, деревообработка, потребкооперация, строительство, или в скором времени состоятся. Легкая промышленность, жилищно–коммунальное хозяйство, сельское хозяйство... Кроме того, на постоянном контроле у Президента ход модернизации наших гигантов: БМЗ, «Гомельстекло», Светлогорский ЦКК и другие. Ответственны за эти стройки и модернизацию вице–премьеры.

Но на что хочу обратить особое внимание.

Во–первых, недопустимы срывы сроков реализации проектов модернизации. О последствиях таких срывов вы знаете на примере деревообработки.

Во–вторых, недопустимы как бесхозяйственность, так и злоупотребления, особенно воровство. За этим тоже я внимательно слежу. Меры предпринимаются мгновенно. Об этом вам могут рассказать силовики.

В–третьих, и сегодня это выходит на первый план — эффективное использование модернизированных мощностей, завоевание, удержание новых рынков.

Недавно, вы помните, рассматривали на уровне Президента эффективность модернизации пивоваренной промышленности. Ну и что? Вложили 350 млн. долларов в эту отрасль. Хорошие создали предприятия. Поставили нормальное по технологии оборудование. Сырье свое есть, пиво варить умеем, а половина мощностей не задействована! 30 процентов рынка импортного пива! Это что, нормально?! И какая тут нужна еще инициатива для руководителей этих предприятий, которые себе от 17 до 70 млн. рублей установили заработную плату?! И плачутся — приходят за бюджетными деньгами. Мало того, что купили им оборудование, сделали с иголочки предприятия, а сейчас: давай деньги. Еще давай деньги! Зарабатывать надо деньги и рассчитываться!

И решающую роль в провале этих вопросов сыграл человеческий фактор. Когда мы фактически в силу частных, меркантильных интересов теряем то, что могли бы получить. В таких случаях никакой пощады быть не может.

Что касается развития АПК. Я уже сказал, в ближайшее время мы рассмотрим эти вопросы на республиканском совещании, так как мы рассматривали строительство. И Премьер–министр доложит результаты работы группы. Разговор будет принципиальный! И что я могу заранее сказать, предварительно: не надейтесь на прощение долгов, никто никому ничего не спишет! Сразу об этом предупреждаю.

О развитии человеческого капитала.

Любая успешная экономика, а мы говорим об «экономике знаний и услуг», невозможна без опоры на то, что в современном мире называется «человеческим капиталом».

Мир уже пришел к пониманию, что образование и здоровье человека — основа так называемого человеческого капитала. Это экономические категории.

Сегодня рыночная стоимость многих ведущих мировых корпораций основывается исключительно на командах интеллектуалов, которые работают в них, на способности этих команд генерировать новые продукты и идеи.

И даже в тех компаниях, которые занимаются традиционными видами деятельности.

Таково магистральное развитие цивилизации — человек, его знания занимают все более значимое место, постепенно вытесняя на периферию материальные ресурсы, финансы и даже информацию.

Сегодня нам необходимо осознать: образование проходит через всю жизнь. Я думаю, что в последнее время мы об этом много говорим: наше образование нуждается в некоей корректировке. Я не скажу, что нам нужны реформы, что у кого–то там чешется, может, у Маскевича (министр образования. — Прим. ред.), может, еще у кого–то, вот чешется и все: давайте реформу. Никаких реформ! Я же сказал, я народ успокоил, всех, у кого дети, у кого внуки, что никаких реформ в образовании нам сегодня не надо! Надо подкорректировать, меньше нам нужны сегодня люди с высшим образованием, а больше в профессионально–технические надо направить учреждения — давайте направим.

И прекратить всякие разговоры о реформе.

Так вот подчистить, скоординироваться, посмотреть, что нам надо сделать в нашем образовании. Давайте составим этот план на три года вперед, чтобы люди понимали и знали, что нам надо сделать.

Займитесь, пожалуйста, этим в Правительстве и Министерстве образования.

О здравоохранении.

В развитии отечественного здравоохранения достигнуты определенные успехи.

Внедряются современные медицинские технологии, новые методы диагностики и лечения.

Но мы должны понимать: качественная медицина — это исключительно дорого. Это самое дорогое удовольствие в любой стране. Даже в самых развитых, самых богатых странах государство не способно взять на себя все расходы в медицинской сфере.

Мы поддерживаем и будем поддерживать медицину. Но пришло время внедрять новые формы — в частности, развивать, популяризировать среди населения добровольное медицинское страхование.

Базовый уровень государство обеспечит всем и всегда. Это прямое обязательство государства.

У нас не должен валяться человек под забором. Больной человек, где–то умирать, если у него нет страховки, как миллионы человек в богатой Америке, с чем борется нынешний президент Соединенных Штатов Америки. Знаете его конек! И никак не может провести эту реформу в нужном для населения плане.

Но, кроме базового уровня, есть высокотехнологичное лечение. И мы его оказываем, мы на это затратили миллиарды долларов. Но тот, кто хочет получить особые условия лечения, особое качество, должен понимать — это небесплатно.

Заставить человека выложить из своего кармана полную стоимость операции мы никогда не сможем, мы на это не пойдем. Даже у зажиточного человека денег на это может не хватить. Для этого во всем мире и существуют страховые системы. Пришло время и у нас адаптировать лучший мировой опыт.

Нужно активно развивать платные услуги в медицине, добровольное медицинское страхование. Кстати, на этот счет мной недавно подписан специальный указ, которым сфера добровольного медицинского страхования существенно расширена.

Еще раз подчеркну — медицина была и остается бесплатной. Но надо дать возможность тем, кто готов больше платить, получая суперкачественное обслуживание, за свое здоровье, сделать это. Пусть заплатят.

Более того, такой подход дисциплинирует человека — он начинает понимать, что здоровье стоит денег, начинает следить за собой, вести здоровый образ жизни, правильно воспитывать своих детей и внуков. Наша задача — воспитать у человека ответственность за свое здоровье.

Признаемся, что здесь есть работа и для государства. Сделать занятия физкультурой доступными по цене, удобными и привлекательными, в первую очередь для подрастающего поколения, — задача государства!

При этом хочу еще раз подчеркнуть. Часто Анатолия Афанасьевича Тозика (заместитель Премьер–министра. — Прим. ред.) костыляют, я смотрю, в «мусорке» этой, в интернете: тот сказал, что 3 тысячи в поликлинике надо платить за посещение. Да это мизер. Анатолий Афанасьевич, нам не надо, чтобы поликлинике платили те бедолаги, которые туда частенько приходят и получают эту не совсем огромную помощь. С нас надо начинать. Анатолий Афанасьевич, мы получаем нормальную квалифицированную помощь. Я ж не говорю, что мы должны ползарплаты на это выложить. Хотя, если бы мы жили в той же Польше, на которую мы равняемся, в Германии, то мы бы выкладывали или умирали. Я же вам привел пример с Соединенными Штатами Америки.

Поэтому не надо пугать народ. Мы им не даем уж такую квалифицированную помощь дорогостоящую. А другие же и заплатить не могут. Но у нас социальное государство, мы не можем человека бросить. Но у нас есть люди, которые сегодня должны платить, которые могут платить, которые хотят заплатить, чтобы медицина нормально развивалась.

Давайте эту систему выработаем. Пройдем этот этап, а тогда уже будем говорить о том, что и в поликлиниках и прочее надо заплатить. И за счет этого повысим заработные платы врачам. Хотя я и тут проблем не вижу, те врачи, которые работают высокотехнологично и прыгают выше уровня, который установлен, уже сегодня не жалуются.

А всем чохом ни одно государство платить не будет. И мы тоже не будем.

Для того чтобы много получать — надо сердце пересаживать. Надо проводить высокотехнологичные операции, надо быть эффективным врачом. Чтобы к тебе шли люди. Пусть на меня врачи не обижаются. Так у нас везде. Среди чиновников, и у врачей, и учителей, и у других. Нужна дифференциация. И давайте снимать пену там, где уже можно снимать. Смотрите, в образовании, особенно в здравоохранении. Всех лечили поголовно, все расходы, все компенсировали. Затем министру здравоохранения — одному, второму, а ныне третьему — была поставлена задача: выйти на осуществление платных услуг в размере 20 процентов. Сейчас уже население 20 процентов платит. Это был этап такой, мы спокойно предложили за определенные услуги платить. А это большие деньги. Пятая часть расходов бюджета — это большие деньги!

Теперь давайте сделаем еще аккуратно один шаг — дадим возможность заплатить тем, кто должен, обязан и может. Я думаю, мы это быстро сможем освоить. Может, даже в этой пятилетке. А тогда будем говорить о том, что мало. Вот мы вложили деньги, давайте еще какой–то шаг сделаем.

Но чтобы нас люди понимали. Чтобы не получилось так, что Президента будут лечить, чиновников будут лечить, а все люди будут под забором валяться, как в Америке. Эти 50 или 80 миллионов американцев, которые не имеют страховки. Это не наш путь. Нам этого не надо.

Что я еще хочу подчеркнуть — здоровье человека. Знаете, на Западе, откровенно скажу, точно знаю, разговаривал со многими людьми, люди боятся болеть. Не потому, что это больно, это плохо, это нагрузка на родных, близких, детей, а потому, что за это платить надо немалые деньги. А у нас напился, обморозился — подберут и будут бороться. Нет, чтобы ногу отрубили и выкинули, пошел на одной ноге, нет, будем бороться месяцами, чтобы человека спасти. Ну правильно, такие мы люди, мы так и будем поступать, но ты же, разгильдяй, мы, чтобы вылечить даже от этого обморожения и еще подобных случаев, которые ты получил просто из–за того, что ты не должен был этим заболеть, мы на тебя выкинули тысячи долларов!

Недавно были предложения заставить платить то ли алкоголиков за травмы, полученные в пьяном виде, или еще за что–то. Этот вопрос вроде бы в Парламенте обсуждали, не прошел. Хорошо, что не прошел. Я согласен на этом этапе с депутатами. Но мы дали сигнал обществу: ребята, не шалите, за подобные вещи, по пьянке, еще по разгильдяйству, если вы получили травмы, вы за это будете платить. Бесплатно — сыр в мышеловке. Тем более надо понимать: это же не из воздуха взятые деньги, это же деньги тех здоровых людей, которые не напились и не обморозились, это их налоги мы тратим на этих разгильдяев.

То есть у нас не ценится здоровье.

Сами себя травим.

Вот таким образом, не совершенствуя себя, не занимаясь спортом, травим себя чем попало, разного рода продуктами питания и так далее, и получаем эффект соответствующий...

Ключевое событие Года гостеприимства — проведение чемпионата мира по хоккею.

Чемпионат открывает перед нами блестящие перспективы. Проведем на высоком уровне — и все уедут от нас с желанием вернуться еще, привезти к нам еще деньги, свои деньги здесь потратить.

Наиважнейшая задача — обеспечить комфортное и безопасное пребывание гостей и участников чемпионата мира.

По приказу Минспорта и туризма не заставишь сферу обслуживания выучить иностранный язык, приветливо улыбнуться туристу, творчески подойти к работе. Это зависит прежде всего от тех людей, кто будет непосредственно работать с гостями чемпионата.

Я не хочу здесь повторяться, на Совете Безопасности даже рассмотрели вопрос безопасности чемпионата. Сегодня Минск готов к проведению чемпионата мира. Я ехал к вам сегодня на это собрание и подумал о том, что мы как–то сузили свои требования при подготовке к чемпионату мира. Замкнулись на Минске. А ведь гости, их будут десятки тысяч, а может, и сотни, они же поедут по всем городам и весям, и некоторые сюда приедут для того, чтобы «поковыряться». Я видел, как в Сочи на Олимпиаде «ковырялись», я приводил эти примеры. Это же борьба, она продолжается. Мне уже говорят: надо журналистов, которые приехали на чемпионат мира, не пускать никуда за пределы чуть ли не «Минск–Арены». Ну слушайте, какая глупость... Что, мы априори записали всех журналистов и сделали их своими врагами? Нам же это выгодно, пусть журналисты едут, смотрят, пишут. Но имейте в виду, если увидят грязь — напишут «грязь». Сфотографируют. Так давайте выдраим, вычистим страну!

Давайте подготовим каждую деревушку, особенно рядом с Минском, особенно в областных городах. Чего там сидим как мыши под веником и чего ждем?!

Есть момент, случай, мы привыкли к этому: гости приедут, надо подмести в доме, вычистить страну, так давайте ее подчистим. Сделаем так, как в лучших местах у Ладутько сегодня, хотя и там еще работы хватает.

Это для нас шанс — показать нас миру. Никаких ограничений для журналистов вводиться не будет. Соответствующие распоряжения мною отданы. Всем силовым структурам, пограничникам, таможенникам, всем властям. Приедут люди — пусть едут, пусть смотрят, ничего прятать не будем. Ну а если где–то кого–то покритикуют, я скажу спасибо и буду разбираться с теми, кого покритиковали.

Еще одно главное событие этого года — 70–летие освобождения Беларуси от немецко–фашистских захватчиков. Это очень важно, это важнее всех чемпионатов мира. Мы в этом году открываем музей истории Великой Отечественной войны. Это, наверное, уникальный на постсоветском пространстве, в мире и Европе объект. Уникальный! Особенно тем, что построен в эти годы. Мы вынуждены были его построить. Вынуждены потому, что многие начали забывать об этом периоде истории, о героизме, который проявил наш народ. Украинцы, россияне и другие народы Советского Союза во имя спасения нашего Отечества. И для молодежи это очень важно.

В 2012 году здесь с этой трибуны я впервые сказал о слуцких поясах. Не потому, что сказал и мы там чего–то восстановили, а потому что, если мы будем помнить свое прошлое, и не только помнить, а то, что утеряно, воссоздавать, значит, мы действительно люди, которые знают, откуда мы пришли и чего мы хотим. Сегодня слуцкие пояса стали достоянием нашего общества. И нам удалось не просто воссоздать и повторить, а сделать уникальные творения человеческих рук, которые не уступают тем образцам того периода.

О заработной плате и пенсионном обеспечении.

Основными источниками доходов нашего населения являются заработная плата и пенсии.

Об образовавшемся в последние годы существенном разрыве между оплатой труда в бюджетной сфере и народном хозяйстве в целом я уже говорил. Будем его выравнивать. Соответствующее поручение Правительству дано. Первыми это почувствуют врачи и учителя.

Что касается реального сектора экономики, то здесь мое требование остается неизменным — заработную плату нужно заработать. Модернизируя предприятия, внедряя новые технологии, увеличивая выработку, сокращая затраты, повышая производительность труда.

Сегодня, как я и требовал, мы преодолели рубеж в 500 долларов средней заработной платы по стране и дальнейшее повышение благосостояния в наших руках. Притом, вы заметили, я в этом году не форсирую и не требую: рост, рост зарплаты. Я обещал: 500 долларов мы достигнем, сейчас она выше. 500 — средняя зарплата, до кризиса — мы это сделали. Это тот минимум, который должен быть в кармане человека. Тем более у нас сегодня нет практически безработицы. Мы сегодня страдаем от недостатка рабочей силы. Нам бы могли позавидовать многие европейские страны. Поэтому есть где приложиться, заработать деньги, чтобы прокормить себя и семью. Дальше зарплата будет расти исключительно следом за производительностью труда. Будет предприятие работать нормально — платите, никто не мешает проявлять здесь инициативу. Нет денег — на нет и суда нет. Можем одолжить на какое–то время для того, чтобы на ноги встали, но с возвратом.

Нам удалось добиться последовательного роста и своевременности пенсионных выплат. Но и здесь у нас есть определенные планы. Вы видите, что рабочих рук становится меньше, пенсионеров достаточно много. Знаете эти соотношения. Нигде в мире пока не найдено оптимального способа решения подобной проблемы. И нам здесь не надо бежать впереди паровоза.

Но не заниматься решением пенсионной проблемы нельзя.

О чем, на мой взгляд, следует подумать?

Во–первых, необходимо глубже проработать вопросы о том, как заинтересовать население работать дольше, после достижения пенсионного возраста.

Во–вторых, нужны предложения по дифференциации размеров пенсий. Мы отвели наших пенсионеров от черты бедности. Сегодня средняя пенсия выше потребительского бюджета пенсионера. Я не говорю, что это большая пенсия, но чуть выше. Поэтому настало время подумать, как сделать так, чтобы тот, кто больше внес в Пенсионный фонд, больше и получал, выйдя на пенсию. Тем более что с 2003 года у нас ведется персонифицированный учет всех отчислений. Так?

В–третьих, следует активнее развивать добровольное страхование дополнительных пенсий, как корпоративное, так и личное. Опыт в мире имеется.

О демографической ситуации в стране.

К сожалению, до сих пор определяющим фактором роста численности населения Беларуси является миграция.

Вместе с тем наметились позитивные изменения в динамике рождаемости. Переломным был 2013–й, прошлый год, — родилось более 118 тысяч детишек. Это максимальное количество рождений за последние два десятилетия.

Принятые государством меры по поддержке семей, воспитывающих детей, нашли отклик у населения. И эту поддержку мы будем оказывать и впредь.

Вы знаете, я об этом говорил, по моему поручению создана рабочая группа, которая прорабатывает предложения по проекту «Большая семья». Вносятся предложения, я опять боялся говорить об этом, потому что опять начнут эти разглагольствования и прочее, но есть два предложения по поддержке.

Текущая — компенсировать семье недополученный доход в связи с уходом за ребенком в возрасте до 3 лет, ежемесячно выплачивая по 35 процентов от среднемесячной зарплаты на каждого несовершеннолетнего ребенка в семье.

Поясняю, если сегодня при появлении второго ребенка мать получает 40 процентов от среднемесячной заработной платы в республике, и только на этого родившегося ребенка 40 процентов, то по–новому семье будет выплачиваться по 35 процентов уже на каждого несовершеннолетнего — и на первого, и на второго. В целом получается 70 процентов средней зарплаты.

Долгосрочная поддержка предусматривает, что при рождении в семье третьего ребенка государство будет открывать депозит на сумму 10 тысяч долларов, которые ты можешь получить при достижении совершеннолетия ребенка. Это предложение главное. Правительству поручаю в двухмесячный срок подготовить и внести, если это нам подходит, эти и другие конкретные предложения и проект соответствующего нормативно–правового акта.

Уважаемые товарищи!

Не имея глобальных амбиций, Беларусь подчинила свою внешнюю политику простой и понятной цели — повышению благосостояния наших граждан.

2014 год — ключевой в вопросах экономической интеграции Беларуси, Казахстана и России и, возможно, других стран — партнеров по ЕврАзЭС и СНГ. Перед нами стоит задача закрепить и расширить выгоды от интеграции.

Сохранение и укрепление стратегического партнерства с нашим историческим союзником Россией — приоритетная задача нашей внешней политики. Такой подход закономерен и вытекает из самой сути интеграции.

Мы сегодня с Россией реализуем самые знаковые проекты, в том числе в истории нашей страны. Возьмите атомную электростанцию, модернизацию ВПК — совместные наши действия в этом плане.

И очень важно здесь региональное сотрудничество. Регионы России сегодня вносят в сотрудничество Беларуси и России значимый вклад, самый существенный.

Беларусь проводит последовательную политику по развитию интеграционного сотрудничества на пространстве СНГ.

В 2013 году, когда мы председательствовали в СНГ, мы провели 70 значимых мероприятий.

И когда сегодня Украина отказалась от председательства, мы приняли на себя эту роль. Мы выполним эти обязательства как следует, потому что здесь создавалось СНГ. Здесь штаб–квартира.

Мы будем развивать наши отношения, известные отношения, с Казахстаном, Азербайджаном, Туркменистаном и другими. Мы будем сотрудничать с нашей Украиной, как бы ни было трудно. Об Украине много сказано, не буду повторяться. Лишь подчеркну: Беларусь как ближайшая соседка крайне заинтересована в стабильной и процветающей единой Украине. И готова всячески этому способствовать.

Мы, конечно же, будем развивать и дальше углублять наши отношения с Китайской Народной Республикой. Когда–то я вам говорил, что настанут времена, когда без Китая невозможно будет решить ни один вопрос в мире. Эти времена наступили. И мы должны гордиться, что мы в свое время, когда Китай еще не был супердержавой, начали теснейшим образом сотрудничать с этим государством. И Китай идет нам навстречу, особенно в денежных ресурсах, кредитовании наших проектов на территории Беларуси. Надо только разумно этим распоряжаться.

Прагматичность, последовательность и предсказуемость характеризуют нашу политику на западном направлении. Взаимные интересы с государствами — членами Евросоюза основаны прежде всего на экономическом сотрудничестве и борьбе с транснациональными угрозами. Ведь даже на фоне непростых политических отношений Евросоюз оставался для нас одним из основных торговых партнеров, важным источником кредитных ресурсов и инвестиций. Наша страна, в свою очередь, важна для Евросоюза как ключевое государство, транзитное, своего рода «ворота» на пути к огромному и перспективному рынку Таможенного союза и будущего Экономического союза. Беларусь открыта для работы в этом направлении. У партнеров на Западе не может быть сомнений в серьезности этих намерений. Несмотря на все политические разногласия, мы никогда не чинили препятствий зарубежному бизнесу, не мешали торговле и инвестициям. Поэтому, например, для Латвии, Литвы, Польши выгоды от сотрудничества с нами порой значительно больше, чем от стран — членов ЕС. Мы будем выстраивать нормальные отношения с Европейским союзом, Соединенными Штатами Америки, потому что это цивилизованные, это очень развитые государства, рынок цивилизованный и развитый, это богатые государства, это технологически высокого уровня государства. И мы будем с ними сотрудничать. Желающие, кто хочет приехать и инвестировать в нашу экономику, милости просим. Надеемся, что сквозь завесу насаждаемого отдельными политиками негативного образа Беларуси наши партнеры в Евросоюзе все же сумеют понять важность нормализации отношений и рассмотреть перспективы выстраивания долгосрочных отношений. То же могу сказать и по Соединенным Штатам. Разрубив гордиев узел накопившихся проблем, мы откроем с ними неиспользуемые горизонты взаимодействия, прежде всего в экономической и инвестиционной сферах.

Безусловным внешнеполитическим приоритетом для нас остается огромный Азиатский регион. Кроме Китайской Народной Республики, мы налаживаем теснейшие отношения с Южной Кореей, Индией, Индонезией, Сингапуром, Австралией. Латиноамериканский вектор укрепляется. Кроме Венесуэлы, сегодня наша делегация находится в Эквадоре, Боливии, Никарагуа, на Кубе. Мы развиваем наши партнерские отношения с ними.

Я говорил об Африке. Очень осторожно и аккуратно мы пытаемся продвигаться и в африканском направлении. Нам ведь много не надо, нам надо ровно столько, чтобы наш народ нормально жил, и под это мы будем верстать свою внешнюю политику. Для развития сотрудничества от Правительства я жду заключения соглашений о свободной торговле, основанных на интересах нашей страны. Спокойная, нацеленная на равноправное сотрудничество и взаимную выгоду внешняя политика Беларуси — залог того, что круг наших партнеров продолжит расширяться, а белорусский народ будет получать от этого все более весомую отдачу. Дорогие соотечественники!

Когда–то Черчилль говорил: «Совершенствоваться — значит меняться, быть совершенным — значит меняться часто».

Суть современной цивилизации — постоянные изменения. И мы должны быть готовы каждый день, каждый час соответствовать требованиям постоянно меняющегося мира. Это сложно, но иного нам не дано.

Мы рады тому, что у нас в стране мир, согласие, порядок. Но бороться за этот мир и порядок мы должны каждый день, исправляя свои ошибки и делая выводы из ошибок других.

Сильная экономика, честная власть — это тот фундамент независимости Беларуси и процветания нации. Это идеал, к которому мы должны стремиться.

И свой вклад в достижение этого идеала могут внести все — и те, кто сегодня у власти, и те, кто поддерживает ее, и те, кто не очень доволен ею.

Страна у нас одна, другой нет и не будет. Надо помнить: мы уйдем — придут другие. А Беларусь останется.

Давайте же все вместе сделаем так, чтобы нам — тем, кому сегодня доверена судьба Отчизны, — не было стыдно ни перед предками, ни перед потомками, ни перед Историей!

Благодарю вас за внимание.

© 2016, Пресс-служба Президента Республики Беларусь